СИРИЯ: ТОЧКУ СТАВИТЬ ЕЩЕ РАНО / Ретроспективная оценка положения в регионе и российской информационной политики


    В 2012 году, когда военный конфликт внутри границ Сирии только начал разрастаться и грозить глобальным кризисом, в № 14 (850) «Русского Вестника» было опубликовано интервью с экспертом по Ближнему Востоку, ветераном дипломатической службы, президентом Общества дружбы и делового сотрудничества с арабскими странами В.Н. Матузовым (http://rv.ru/content.php3?id=9664). 

   Тогда Вячеслав Николаевич подробно разобрал конструкцию арабских революций, рассказал об информационной войне внутри российского информационного пространства и альтернативах развития сирийского конфликта. Прошло чуть больше года, и глобальные политические процессы внесли свои коррективы, когда миллионы людей по всему миру уже всерьёз рассуждали о скором начале полномасштабной войны. Достигнутый консенсус между Россией и США встретили как абсолютный успех и дипломатический триумф, однако ещё рано говорить об окончательном результате: кризис внутри Сирии продолжается, американское военное вторжение отсрочено, но не отменено на сто процентов.

Кроме того, даже сейчас определенные силы, представляющие нашу страну, продолжают диссонировать с официальной позицией Москвы, что нивелирует значение достижений российской дипломатии в информационной сфере. Об этом и о том, чего ждать в новых условиях, «Русский Вестник» снова беседует с В.Н. Матузовым.
 
    
    — Текущее положение дел выглядит более позитивно, чем год или особенно месяц назад, однако Вы находите поводы для беспокойства? 

   — Почти три года идёт ожесточенное столкновение — не только в дипломатической, но и военной сфере. Конфликт в Сирии привёл не только к геополитическому кризису. Встал вопрос о возможности прямого военного столкновения между Россией и Соединенными Штатами, когда США намеревались нанести удар по сирийскому государству, на территории которого расположены некоторые военные объекты, принадлежащие России, и в этом конфликте Россия заняла твёрдую принципиальную позиции. Теперь очень важно посмотреть на эти события через ту же призму, что и год назад, то есть глазами российской информационной общественности. К этому меня привела недавняя дискуссия в программе Мамонтова «Специальный корреспондент» («Правда войны», 59 минута, http://russia.tv/video/show/brand_id/3957/video_id /630948). 

   Аркадий Мамонтов пригласил меня принять участие в обсуждении сирийской тематики, но в последний день тема была видоизменена: акцент был сделан на религии — на цивилизационном столкновении между христианством и исламом на Ближнем Востоке. Причем, присутствовали весьма уважаемые люди: зампред Госдумы, руководитель одного из комитетов Государственной Думы, один из депутатов правящей фракции. И эта дискуссия привела меня к мысли, что в нашем обществе всё-таки действуют некие силы, настроенные агрессивно к той политике, которую проводит российское руководство, и эта агрессивность проявляется в позиции некоторых ответственных деятелей нашей политической системы. Я не хотел принимать особого участия: слишком много там было «говорящий голов» и «специалистов», способных рассуждать о чём угодно, в том числе о сирийском вопросе. Но в завершении, когда Аркадий Мамонтов предоставил мне слово, достаточно было только упомянуть высказывание Святейшего Патриарха Кирилла о том, что по существу идёт нападение на Православный мир. В Сирии есть священные для любого христианина места, такие как Монастырь святой Фёклы в Маалюле где-то в 50 километрах к северу от Дамаска, который подвергся нападению бандитов, захвативших храм, принадлежащий Антиохийской Церкви — сестре нашей РПЦ. Я сослался на оценку нашего религиозного и духовного лидера и был потрясён тем ожесточением в репликах и реакции некоторых высокопоставленных депутатов Госдумы. 
   


’’Я не присоединился к Военно-морским силам,
чтобы воевать за Аль-Каиду в сирийской гражданской войне!’’


    
   Я внимательно наблюдаю за нашим информационным рынком. Я называю его именно рынком, а не пространством, поскольку по существу это именно рынок — рынок идей, за которые платят, за которыми стоят колоссальные деньги. Кто руководит этими деньгами — уже второй вопрос. Глобальные корпорации, имеющие собственные интересы в нашем государстве, которые проплачивают эти позиции. Когда я назвал этих людей американской адвокатурой, руководитель комитета Государственной Думы по информационной политике с гордостью ответил: «Да, адвокатура!» Это ушло на экран. Это сильно тревожит меня, поскольку этот эпизод демонстрирует чудовищную реалию нашей жизни, когда внутри страны действуют силы, противостоящие усилиям главы государства и МИДа. 
    
    — Мы говорим именно о проамериканском лобби? 

   — Я не враг Соединённых Штатов, и надо поставить точки над i: сегодня США сами загоняют себя в угол в результате безрассудного поведения американских деятелей, не имеющих достаточного опыта, и надо помочь им не попасть в болото. 

   Сегодня за действиями нашего внешнеполитического ведомства наблюдает вся мировая общественность, потому что мир находился на грани войны, был назначен час «Ч» — время нанесения ударов по Дамаску и военным объектам Сирийской республики. И буквально в течение суток ситуация изменилось. Это высшее искусство дипломатии, которое продемонстрировала Россия. Я считаю, что тандем Путин — Лавров сыграл мастерски, поэтому овации слышны и на арабском Востоке, и в Европе, и в самой Америке. Никто не хотел войны, кроме определённых неоконсервативных кругов, которые толкали президента США, Европу на развязывание этого конфликта. 

   В тот день мне пришлось выступать по «Би-би-си», и продюсер, когда приглашал на передачу, сказал, что Россия преподнесла классический урок высшей школы дипломатии американскому руководству. Признание на Западе того, что наше Министерство иностранных дел сегодня демонстрирует приверженность миру, стабильности, принципам гуманизма — настоящего, не выдуманного, предотвращая войны, очень значимо и показательно. Опрос общественного мнения внутри США показал, что линия президента России применительно к Сирии находит большую поддержку, чем позиция Барака Обамы. Авторитет нашей страны и президента Путина возросли неимоверно. 
    
    — При этом в самой России такой энтузиазм разделяют не все? 

   — Да, и это тревожит. Поэтому говорить о внутреннем информационном пространстве и сейчас актуально. Буквально на днях я опубликовал на своей страничке статью из журнала «Журналистская правда», который написал журналист-востоковед и историк, выпускник ИСАА при МГУ Сергей Медведко. 

   Материал «Русия — аль-Яум» — оружие поражения» рассказывает об одном из ведущих телеканалов «Russia Today‘‘, а именно — о его арабской версии «Русия аль-Яум» (материал публиковался и в «Русском Вестнике»: http://www.rv.ru/content.php3?id=10360).

Канал, в создание которого, по слухам, вложено чуть меньше миллиарда долларов, который должен обслуживать интересы официальной Москвы, сегодня превратился в рупор антироссийской политики. Множество материалов, идущих с этого телеканала, противоречат, даже подрывают линию России. Меня часто приглашают на этот канал, но я уже не хочу там выступать, потому что в разговоре с ведущим или собеседником я постоянно сталкиваюсь с враждебной позицией. Причем, если я встречаю такую враждебность на арабских каналах, таких как «Аль-Джезира», «Аль-Арабия», английском «Би-би-си» или американском «Аль-Хурра», я понимаю, что нахожусь на территории противника — в информационном пространстве оппонента. Но здесь-то формально наша сторона, а я чувствую себя здесь менее комфортно, чем в диспуте с теми же американцами и англичанами.

Да, я встречаю там жесткое сопротивление, но я знаю, что меня там внимательно выслушают, будет диалог, обмен аргументами, а здесь — нет. Этот материал — крик души человека, стоявшего у истоков телеканала. 

(Выдержка из статьи: «Возникла парадоксальная ситуация, когда при освещении событий в России и мире редакторы зачастую пользуются не российскими, а ближневосточными и западными арабоязычными СМИ, которые подают новости, препарированные соответствующим образом. Например, при освещении событий в Сирии канал постоянно ссылается на конкурирующие с нами телеканалы»Аль-Джазира» и «Аль-Арабия». При этом многие зрители вполне логично полагают, что в этом отражается официальная точка зрения российского руководства. «...» Телеканал «Русия альЯум», таким образом, де-факто перестал быть российским субъектом вещания и напрочь лишился контроля и трезвого управления на всех уровнях. 

   За последние 2-3 месяца, по наблюдению независимых арабских зрителей, а также оставшихся на канале нескольких «шейхов», «Русия аль-Яум» сильно сдала в качественном отношении. Политическая составляющая канала стала в лучшем случае размытой, а то и идущей вразрез с ближневосточной политикой России. Россия, таким образом, теряет мощнейший инструмент пропаганды и влияния на умы и сердца десятков миллионов арабских зрителей».) Если мы соберём эти факты и рассмотрим их, то обнаружим, что мы превратили серьёзную дискуссию о глобальных проблемах в шоу. Когда некомпетентные люди безапелляционно выносят суждения в то время, как в министерстве идёт выработка тончайшего рисунка внешнеполитической игры, когда вкладывают в мозги аудитории идеи, идущие вразрез нашим внешнеполитическим установках, это недопустимо. 

   Следует также упомянуть интервью председателя Комитета Совета Федерации по международным делам Михаила Маргелова в РИА Новости. Речь шла о Египте, где год назад при активнейшей американской поддержке к власти пришли «Братья-мусульмане», которые, как известно, проект западных спецслужб 30-х годов прошлого века. И за год они получили мощнейший удар от народа Египта, когда 22 миллиона подписей было собрано за отставку Мурси. В результате широкого народного восстания он должен был уйти, а военным пришлось временно взять управление страной, предотвратить тем самым кровавые столкновения. Наше руководство в знак поддержки народа Египта выступило с инициативой предоставления временному руководству этой арабской страны кредита на закупку в России зерна. И вдруг мы видим, как отечественное информационное агентство публикует заявления Маргелова, где тот даёт советы египетскому руководству не трогать «Братьев-мусульман» — организацию, официально внесённую в список террористических в РФ («Маргелов: запрет «Братьев-мусульман» может усилить кризис в Египте», http://ria.ru/arab_riot/ 20130923/965311798.html). 
   
Отсутствует понимание, что в Египте идёт борьба между исламистскими политическими кругами, за которыми стоят западные спецслужбы. Я почитал справку по «Братьям-мусульманам» в ИТАР ТАСС: в ней говорится о чём угодно, но только не о связях этой организации с британскими спецслужбами. Более того, там даётся искажённая картина, что «Братья-мусульмане» в годы Второй мировой войны работали на германскую разведку, чего быть не могло по одной простой причине: за ними стояли британцы. Такое искажение фактов преподносится нашими ведущими информационными службами, что может говорить или о некомпетентности, или об умышленной подтасовке какой-то исторической фактуры с целью оправдания определенных позиций сегодня. 
   


’’Обама, я не поеду воевать за твоих мятежников 
   из Аль-Каиды в Сирию. Проснитесь, люди!’’


    — Следует заметить, что в либеральных масс-медиа нередко открыто заявляют о поддержке арабской оппозиции в борьбе с тиранией диктаторов, а иногда в симпатиях к революционерам признаются и представители, казалось бы, консервативных российских элит. 

   — Минувшие три года именно такую позицию я и наблюдаю, но за последние недели тональность резко изменилась. Это следствие того, что на примере Сирии раскрылись все карты— раскрылся механизм этих арабских революций и подноготная «революционеров», а по сути «чьих-то наемников». Пришли к власти «Братья-мусульмане» в Тунисе, и все радостно кричали о свержении погрязшего в коррупции тирана и узурпатора, о победе демократии; в Египте — та же самая картина, в Ливии не получилось, но тогда вмешалось НАТО, американский спецназ, который захватил Муаммара Каддафи и передал в руки этих босоногих «революционеров» в пляжных тапочках, которые сделали с ним то, что сделали, перед телекамерами, перед всем миром. И обо всём этом могла сложиться неправильная картина. Вы вспомните, как в тот день, когда таким изуверским образом казнили ливийского лидера, один из высокопоставленных руководителей РФ заявляет: «К нам из Триполи пришла радостная весть». В чём радостная весть? Подобные формулировки, тем более на столь высоком уровне, недопустимы. 

   Но в Сирии этот поток революций действительно столкнулся с народом, и карточный домик стал рушиться. На протяжении трех лет я сталкивался со следующей концепцией. Её можно называть либеральной или просто проамериканской, но её суть в обелении политики Вашингтона в глазах нашей общественности. Очевидна тенденция искажения реальной картины перед подачей аудитории. 

   Во время дискуссии в «Специальном корреспонденте» я услышал, что Америка была застигнута врасплох, что подлинными инициаторами преступлений являются Катар и Саудовская Аравия, а американцы пытаются их утихомирить. Оказывается, Катар и Саудовская Аравия диктуют свои условия США. Смехотворность подобных изречений подошла бы для каких-нибудь ток-шоу, если бы эти вопросы не задевали аспекты российской внешней политики. Мы должны закрыть глаза и поверить, что США — это демократическая страна, которую держит за горло маленький Катар, или наоборот — доказать, что этот маленький Катар является одним из мелких инструментов в американском арсенале средств воздействия на ситуацию в регионе и мире? Ведь и на Кавказе финансирование боевиков идёт из тех же источников. Вот только у Катара нет амбиций вести глобальную политику, а у США есть! 

   Есть великолепное интервью министра иностранных дел России Сергея Лаврова газете «Коммерсантъ» (№ 177 (5208) «У наших партнеров были шараханья»), где откровенно ставятся все точки над i относительно поведения американцев. Там нет ни малейшего желания затушевать негативные моменты. В высокой политике, где предусмотрены более обтекаемые формы, на уровне президента и министра идёт прямой разговор, а вот вся внутриполитическая «челядь», которая должна обслуживать власть, вместо этого всячески стремится вывести Америку из-под удара. Телеканал на арабском языке вещает то, что противодействует нашей концепции, на русскоязычных каналах люди пытаются рассматривать кризис с позиции США. 
   Можно вспомнить для сравнения интервью Е.М. Примакова журналу «Шпигель», где он призывает изменить взгляд в отношении «Братьев-мусульман», относит их к категории «умеренных», с которыми надо «дружить» (http://www.spiegel.de/ international/world/interview-with-formerrussianprime-minister-what-will-happen-aftergadhafia-776509.html). И в то же время эта организация ведет кровопролитную войну против той власти в Сирии, которую мы поддерживаем. Фундаменталисты, которые ассоциируются с крайне правыми исламистами, объединяются с ними, отрезают неверным головы, арестовывают священнослужителей, как стало с митрополитом Алеппским Антиохийской церкви Павлом и Сиро-яковитским Архиепископом Маром Григорием Ибрагимом. Головорезы захватывают людей в плен, умышленно разрушаются храмы разных конфессий. 

   Если о некоей лояльности или частичной поддержке заявляет лицо, не имеющее влияния, это одно, но если это публичная персона, наделенная какими-либо полномочиями, эффект воздействия на умы людей, принимающих решения в нашем государстве, будет совсем другим. Есть вещи, которые допустимы, а есть то, что выходит за рамки, как упомянутые интервью Евгения Примакова и Михаила Маргелова. В одном случае речь о египетской ячейке «Братьев мусульман», в другом — о сирийской, а сегодня руководимая ими военная структура внутри Сирии категорически отказывается от российско-американской договорённости по организации мирного процесса в Женеве-2! И мало того, что осуществляется попытка легитимизации этого террористического сообщества, но и звучит обращение к властям Египта — вмешательство в дела суверенного государства. Если бы это делал какой-нибудь журналист или активист очередного движения за права человека — это можно понять, но когда такие реплики исходят от государственного служащего, такое можно расценивать как вмешательство во внутренние дела, что недопустимо. Полагаю, что египтяне разберутся с «Братьями-мусульманами» сами. 
    
    — Как оказалось, даже в Египте народные массы уже не склонны следовать за радикальными исламистами. 

   — Я считаю, как раз сейчас там происходит положительный процесс, потому что египетский народ так решил. Этим недовольны определённые круги в Соединённых Штатах, потому что они и привели «Братьев-мусульман» к власти, а теперь потеряли эти рычаги управления. Если исходить из концепции реальной политики, то вот: народ изгнал Мурси с президентского кресла — давайте выстраивать отношения с Египтом в соответствии с нашими национальными интересами! Но почему-то национальные интересы пускаются под откос. Кому это нужно? 

   Очень оживлённый разговор на эту тему в программе «Мнение» Эвелины Закамскойс остоялся два года назад, но снова интересен сегодня (http://nacsproject.ru/page/blog/user/view_post.sea m?userId=28402&postId=244805).

Моими оппонентами были Михаил Маргелов и советник ректора Дипломатической академии МИД РФ Олег Пересыпкин. Сказанное там подтверждает то, о чём мы говорим сегодня: две абсолютно противоположенные точки зрения, тезис, также озвученный Е.М. Примаковым, о том, что американцев революционные события застали врасплох и они совершенно не причём. Но спустя два года, когда уже поднимался вопрос о прямом вооруженном столкновении между США и Сирийской арабской республикой, можем ли мы подтвердить это? Очевидно, что так называемые революции подготовили и реализовали США, но в Сирии они столкнулись с реальным сопротивлением народа.
   Что теперь происходит в Египте, в Ливии, а что они натворили в Ираке, Афганистане, где до сих пор регулярно гибнут десятки людей? Они, по существу, развязали террор и ушли, оставив страну в хаосе. В Тунисе правительство «Братьев-мусульман» готовится уйти в отставку, и всё это происходит под давлением народных масс. К чему привела этот регион стратегия Соединённых Штатов и какова роль России в попытках не допустить дестабилизации и дезорганизации арабского мира? Это вопрос национальной безопасности нашей страны, поскольку регион начинается недалеко от наших южных границ. 
    
    — И не только нашей страны... 

   — На примере Сирии видно, что этот процесс угрожает интересам и России, и Европы, и самих соединённых Штатов. Куда теперь кинутся эти сто тысяч «борцов за свободу», которые проникли на территорию республики из 83 стран мира? Теперь, получив там настоящий боевой опыт, они вернутся к себе на родину, в том числе в США и Западную Европу. Около 500 боевиков прибыли из Бельгии — а это маленькое государство! Двести из них убито, но остальные, закалённые в боях и распалённые, вернутся домой и будут бороться уже с Европейским Союзом. Осознание опасности пришло к западным руководителям. 

   Я бы сказал, что сегодня Америка в серьезном замешательстве. Они выработали совместно с Россией резолюцию о сдаче химического оружия в Сирии, и это позитивный шаг: опасность от химического оружия колоссальна не только для сирийского правительства. 

   Я думаю, мудрым решением руководства Сирии была немедленная постановка под международный контроль химического арсенала, чтобы рано или поздно он не попал в руки бандитов, которые принесут его не только в Сирию. Сейчас они используют только элементы химического материала, который они провезли через территорию Турции, «умеренный исламский режим» которой на данный момент — открытая дорога бесчисленным бандформированиям с вооружением, в том числе и химическими препаратами. И из лабораторий Ирака, и из Ливии они тащат опасные вещества через Турцию. Караваны ишаков, загруженных баллонами с зарином, идут с севера Ирака, о чем стало известно благодаря тому, что полиция успела кого-то перехватить. Эти сведения выплеснулись в местную прессу, но затем была попытка локализовать эту информацию. 
   На этом фоне меня тревожат и назойливые слухи, распространяемые внутри госструктур. Например, уже не менее пяти источников заявляют: «А знаете, что готовится отставка министра иностранных дел Сергея Лаврова?» 
    
    - И подобные слухи имеют место после столь громкой дипломатической победы Сергея Викторовича? 
   — Именно после того, как западные аналитики вознесли Сергея Лаврова выше всех ныне действующих министров иностранных дел — как опытнейшего дипломата, равных которому нет — внутри собственной страны активизируются такие слухи. Какие силы стоят за ними, есть ли какие-то основания для их появления? Мне кажется, речь не столько идёт о личности, сколько о недовольстве достижениями нашего государства со стороны проамериканского лобби внутри российского политического истеблишмента. 

   Это круги, о которых мы уже говорили, состоящие из людей, стремящихся сегодня быть американцами больше, чем сами американцы. Источники непонятны, но это вопрос основ информационной политики, а информационная политика у нашего государства должна быть продолжением нашей внешней политики. Без этого наша роль на мировой арене ослабляется враждебными факторами извне и изнутри. МИД выполняет свою работу успешно, но необходимо, чтобы отечественная информационная служба не мешала, а способствовала укреплению достигнутых результатов. 
    
    — Если же перейти от частных лиц к глобальным игрокам, на международном уровне катализирующим войну и инвестирующим военные столкновения в регионе? 

   — Когда мы ведём речь о каком-то лоббировании, мы должны принимать во внимание интересы глобальных корпораций. Казалось бы, что плохого сделал США Башар Асад? Он учился на медицинском факультете в Лондоне — человек, воспитанный в западных традициях и абсолютно не враждебный Западу. Его политика не вредила экономическим интересам Запада. Я лично принимал участие в ряде переговоров по строительству газопроводов на территории республики и знаю, что российским компаниям приходилось выдерживать очень мощную конкуренцию с западными коллегами, имеющими изначально более сильные позиции, располагающими инструментом и материалом на месте, в то время, как нам требовались дополнительные затраты на транспортировку техники и организацию работ. 
   И вдруг Сирия превратилась в деспотическое государство, вызывающее резко негативную реакцию у западных лидеров. Как видим сегодня, все химические атаки и убийства мирных граждан — всё это началось с того момента, как Запад позволил себе агрессивное вмешательство во внутренние дела. До этого подобных прецедентов не было. Страна выглядела достаточно процветающей, имела свой специфический национальный колорит политической власти, но она не была диктаторской. Если уж искать диктаторов, то давайте обратим внимание на абсолютные монархии, коих на арабском востоке в изобилии! Но почему-то эти режимы не считаются авторитарными в отличие от республиканской Сирии. Я полагаю, дело тут в интересах энергетических корпораций. 

   Посмотрим на географическую карту со стороны Персидского залива: справа нагорье Ирака, Турция, горы, слева — тоже горы, чуть левее долина Евфрата и до Латакии — это долина — прямая дорога для любых трубопроводов: газа, нефти. Если произойдёт примирение Запада с Ираном, то откроются южные арабоговорящие части Ирана — это самые богатые нефтяные и газовые районы. Саудовская Аравия, Катар — газ, Кувейт — нефть и так далее, но для того, чтобы связать это, нужен полный абсолютный контроль над транзитом энергоресурсов со стороны глобальных корпораций. 

   Видимо, учли наш отечественный опыт транзита нефти через Белоруссию, Украину, когда Россия была вынуждена бросать дорогостоящие трубы по дну Балтийского и Чёрного морей, чтобы избежать давления транзитёров, влияющих на поставки и контракты. Вероятно, там сочли, что есть более простой способ избежать расходов — пробросить там охраняемую систему труб в Европу и тем самым ликвидировать зависимость Европы от российского газа. Я вижу здесь мощнейший геополитический ход, который способен свести к нулю нашу экономическую систему, где главными элементами являются «Газпром» и «Роснефть». После того, как они посадят на мель наших гигантов, у России не останется никаких перспектив, кроме вывешивания белого флага. Поэтому я вижу этот аспект в основе военных действий на Ближнем Востоке и в Египте — а это головная арабская страна с населением под 100 миллионов: ты не можешь победить Сирию, если оставишь развязанными руки Египту. Или Ливии, где также мощнейшие энергетические ресурсы. Разломав два возможных спонсора и источника поддержки Сирии, взялись за неё, но главная задача глобальных монополистов — уничтожение российских энергетических связей с Европой. Этот аспект может в большей степени объяснять ожесточение в отношении Сирии, чем защита прав человека, демократия или борьба с режимами. Тем более, дело не в поддержке народных масс, поскольку те стоят за Башара Асада. Я неоднократно слышал от самих сирийцев, что в случае проведения демократических выборов оппозиционеров у власти не останется — ни одного. Народ — за нынешнюю власть, и она одержит сокрушительную победу, а так называемая оппозиция — это шелуха, собравшаяся в Лондоне, Вашингтоне, Стамбуле и кое-где ещё на Ближнем Востоке — но, в любом случае, живущая за границей. Их интересы чужды народным нуждам. Американцы это осознают и боятся этого. Но есть глобальные геополитические цели, стоящие даже выше интересов отдельных государств, а это интересы корпораций, которые толкают их на эти безрассудные действия. 

   Россия помогла устоять Сирии, это сыграло ключевую роль, поэтому временно исполнение этого глобального замысла приостановлено. Но повторяю: приостановлено, потому что точку ставить ещё рано. Борьба продолжается. 
    
    — При каких условиях возможно возвращение Вашингтона к сценарию военного вторжения? 

   — Думаю, что в нынешних условиях обострения внутренней борьбы в Белом Доме и на Капитолии возвращение к военному решению просто не реально. Но сбрасывать со счетов политику американских неоконсервативных кругов, которые весьма существенно влияют и на президента и на Сенат, и на Конгресс, я бы не стал. Но на стороне противников военных авантюр сегодня мировое общественное мнение, которое отвергает милитаристский подход. Свидетельством тому является неимоверно возросший авторитет России в мире, как результат ее политики относительно путей решения сирийского кризиса. 
    
    — Мы не можем не отметить, что изменение в сирийском процессе подкорректировало схему, охватывающую остальные страны. Хотелось бы выделить такого соседа Сирии и ключевого союзника США в регионе, как Турция. Как Вы оцениваете текущую обстановку внутри её границ? 

   — Оценка политики Турции в отношении Сирии — это непростой и очень серьезный вопрос, потому что правительство Эрдогана с самого начала проводило антинародную политику. Думаю, что противостояние правящей верхушки и настроений граждан, как и в Египте, приводит к коллизии. При этом правительству удалось подчинить себе армию. В истории современной Турции традиционно было разделение: правительство действовало, опираясь на традиционные ценности, а армия сохраняла элемент приверженности идеалам Запада, политике Кемаля Ататюрка, что и являлось сдерживающим фактором. Сегодня в результате серии арестов среди военных Эрдогаду удалось переломить хребет генералитета. Я полагаю, что не без помощи американцев, потому что им нужен этот «умеренный исламизм», который они уже породили в Тунисе, Египте, Турции, а в проекте — в Сирии, и с его помощью создают систему управляемого исламского «умеренного фактора», который должен служить их интересам. Но, столкнувшись с сопротивлением в Сирии, затянув с этим процессом, они уже теряют Египет и Тунис. Аналогичные тенденции мы наблюдаем и в Йемене. 

   Турция оказалась под воздействием тех самых экстремистов, которые в огромном количестве сконцентрированы на территории Сирии: они идут на войну и уходят из страны через турецкую территорию. Турции приходится помогать этим бандформированиям передвигаться по стране, что всегда сопряжено с политическими издержками. Будучи вовлеченной в этот конфликт вопреки её национальным интересам, Турция может столкнуться с серьезными проблемами, если американцы вдруг потребуют закрутить гайки всем этим террористическим группировкам, когда сирийская армия при поддержке ООН начнет устанавливать контроль над районами, где сосредоточены химические арсеналы, и начнет наводить в стране порядок. 

   Тогда там не останется места для «АльКаиды», против которой уже сейчас пытались выступить оппозиционные военные формирования, которые курируют американцы. Но пресловутая «Свободная сирийская армия» не смогла противостоять исламистам. Более того, «Сирийская свободная армия» присоединилась к призыву 13 экстремистских группировок (а в последнее время называют уже число более 40) не признавать российско-американской договорённости, не признавать резолюцию Совета Безопасности ООН, выступить против политических переговоров в Женеве. Поэтому США ждут серьезные проблемы. А это серьезные трудности — угомонить эту ораву, которую они пропустили через Турцию в Сирию, а их там по численности почти 80 дивизий. 
    
    — Не грозит ли это обострением внутриполитических процессов, влиянием на общественное движение в Турции? 

   — Само по себе это ведёт к тому, что экстремизм на исламской платформе перейдёт границу Сирии и осядет на территории Турции. Ведь не все проследуют транзитом обратно в свои страны проживания, поскольку Турция — приятная для боевиков среда, где они могут найти и сочувствующих, и убежище, и информационную поддержку, и политическое прикрытие. Несмотря на светский характер общественного устройства, сейчас в стране исламистское руководство, и всё это приведёт к внутренней коллизии. Это уже сейчас расшатывает основы турецкого общества. 

   Поэтому, когда Россия разработала мирный план урегулирования сирийского кризиса, когда президент Путин договорился с американским коллегой о том, что сирийский химический арсенал ставится под контроль международной организации, он, по существу, подставил спасительную лестницу Бараку Обаме, когда тот, по меткому сравнению моих собеседников по арабским телеканалам, «залез на яблоню, чтобы собрать яблок, но не знал, как спуститься обратно». Москва спасла Вашингтон от тяжелейшей стратегической ошибки — развязывания новой войны на Ближнем Востоке. 

   Но точку ставить рано, потому что джинн выпущен из бутылки, причём американской стороной. Пусть никто не пытается утверждать, что они были застигнуты врасплох, потому что в узких кругах хорошо известно, что организаторы — профессиональные политтехнологи, занимавшиеся созданием проектов арабских революций, массово теряют работу — они уволены за то, что завели Америку в тупик. 

   Американская политика за последнее десятилетие загнала страну в угол. Задача России сегодня — помочь США выпутаться из паутины, которую она сама сплела на горе себе, нам и арабам. 
    
    — Чего же следует ждать от Соединённых Штатов теперь? 

   — Когда на таком уровне, как это было в Совете Безопасности ООН, вырабатывается официальная позиция государства, значит одно: Америка поняла, что происходит. Но в состоянии ли она выйти из этой ситуации? Вот сейчас идёт формирование делегации сирийской оппозиции в Женеву-2. И Вашингтон, и Москва озвучивают середину ноября, но утром приходит сообщение, что у некоторых сторон есть сомнения, что созыв конференции осуществим в указанные сроки. Причина одна: американцы не в состоянии повлиять на все отряды сирийской оппозиции. Ведь коалиция формировалась по примитивному принципу: «Все, кто против Башара Асада, с нами». Оказалось, что большинство людей, взявших винтовки, чтобы воевать против правительства, — из Афганистана, из Пакистана; это «Талибан», это «Аль-Каида», всякого рода салафиты, другие сторонники «политического ислама» — то есть это политизированный ислам, против которого активно выступает и Саудовская Аравия. В ОАЭ в тюрьмах сидит 61 «брат-мусульманин», арестованный за подготовку государственного переворота. Саудовская Аравия первой поддержала временное военное правительство в Египте и оказала ему финансовую поддержу, сказав, что если США сократит свою военную помощь, они будут моментально компенсировать разницу. Это показывает, что не арабы виноваты в кризисе. 

   Те наши политики и политологи, которые пытаются пальцами указывать, что Катар и Саудовская Аравия стоят за происходящим на Ближнем Востоке, просто не имеют права заниматься прогнозами ввиду некомпетентности своих суждений. Шоу пусть устраиваются в цирке, а реальной политикой должны заниматься МИД и Администрация Президента РФ. 
   

Подготовил Филипп ЛЕБЕДЬ

2515
 13.04