Выступление С.В.Лаврова на пресс-конференции в Эр-Рияде с министром иностранных дел Бахрейна по итогам межминистерских консультаций с ССГПЗ

МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Официальный сайт




Выступление и ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы СМИ в ходе совместной пресс-конференции с Министром иностранных дел Бахрейна Х.Бен Ахмад Аль Халифой по итогам Второго министерского заседания стратегического диалога Россия-ССАГПЗ, Эр-Рияд, 14 ноября 2012 года 2149-15-11-2012
Уважаемые дамы и господа,

У нас состоялась очень важная встреча. Подробно и откровенно, как полагается стратегическим партнерам, обсудили целый ряд вопросов, по понятным причинам уделив основное внимание сирийскому кризису. Мы едины во мнении, что необходимо обеспечить суверенитет и территориальную целостность Сирии, обеспечить урегулирование кризиса самими сирийцами через инклюзивный диалог без какого-либо вмешательства извне. Подчеркну, что эти принципы заложены в двух резолюциях, которые были одобрены Советом Безопасности ООН на основе консенсуса.

Исходим из того, что необходимо прекратить кровопролитие в Сирии. То, что там происходит, ужасно. Мы получаем сообщения неправительственных организаций, занимающихся наблюдением за обеспечением прав человека, из которых вытекает, что обе воюющие в Сирии стороны творят бесчинства. Есть нарушения международного гуманитарного права и со стороны правительства, и со стороны оппозиции. Это очень тревожит всех нас. Россия убеждена, что наиглавнейший приоритет – остановить кровопролитие. Именно на это нацеливает Женевское коммюнике, которое, как мы все сегодня согласились, является основой для дальнейшей работы.

Мы убеждены, что необходимо искать договоренности по составу переходного управляющего органа, создание которого было рекомендовано на встрече в Женеве. В женевском документе содержался призыв к правительству и оппозиции сесть за стол переговоров и договориться о составе такого переходного управляющего органа. У нас есть твердое убеждение, что, помимо сохранения суверенитета и территориальной целостности Сирии, необходимо обеспечить такие договоренности, которые будут гарантировать всем сирийцам – всем этническим и религиозным группам – их социально-экономические права, безопасность, гарантировать их достойное место в политической системе страны.

Конечно, не по всем аспектам нынешней ситуации наши взгляды абсолютно совпадают – это естественно. Мало кто точно знает, что необходимо предпринять. Наши коллеги говорят, что, наверное, нужно принять резолюцию СБ ООН в развитие Женевского документа, но сделать это с какими-то конкретными крайними сроками, после которых неизвестно, что наступит. Мы считаем, что, прежде всего, необходимо всем внешним игрокам постараться заставить сирийцев выполнить женевский документ – никто не пытался это сделать. Если мы окажем давление на всех, кто воюет в Сирии, чтобы они выполнили женевские договоренности, нам не потребуется никакая резолюция, т.к. в коммюнике содержатся все компоненты, необходимые для урегулирования.

Отрадно, что наши коллеги (по ССАГПЗ) считают женевский документ хорошей основой для дальнейшей работы. Мы будем продолжать консультироваться, обмениваться оценками, мнениями о том, как сделать так, чтобы все сирийцы взяли судьбу своей страны в свои собственные руки и договаривались между собой, потому что им все равно предстоит жить в этой стране вместе.

На сегодняшней встрече было подтверждено, что отношения в рамках стратегического диалога Россия-ССАГПЗ многогранны. Каким бы острым ни был сирийский кризис, он не должен заслонять остроту других проблем, прежде всего, проблемы Палестины. То, что происходит сегодня в регионе и на палестинских территориях, крайне беспокоит нас. Считаем, что необходимо незамедлительно прекратить обстрелы, удары и любое насилие. Сожалеем, что ближневосточный «квартет» оказался не в состоянии в течение предшествующих месяцев, когда уже накапливался негативный потенциал, собраться и четко занять позицию в пользу скорейшего создания условий для возобновления прямых переговоров между палестинцами и израильтянами. Сейчас мы расплачиваемся за эту упущенную возможность, вернее, расплачиваемся не мы, а те, кто страдают непосредственно на земле. Мы по-прежнему убеждены, что «квартет» должен как можно скорее возобновить свою работу, причем, действовать в тесном контакте с Лигой арабских государств. Становится сложным и нерезультативным работать порознь.

Не хотим забывать о важной проблеме выполнения решения Обзорной конференции государств-участников Договора о нераспространении ядерного оружия, а именно - о необходимости созвать до конца текущего года конференцию для начала обсуждения задач создания на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения и средств его доставки. Россия как один из депозитариев ДНЯО непосредственно занимается этой работой. Также считаем неоправданным стремление некоторых наших партнеров затянуть созыв такой конференции.

У нас есть общий интерес и к тому, чтобы совместно выстраивать пути обеспечения безопасности и стабильности в зоне Персидского залива. В рамках прежних контактов с государствами ССАГПЗ Россия передавала свои идеи на этот счет. Признательны коллегам из числа Совета сотрудничества, которые выразили позитивное отношение к нашим предложениям - среди них был и Бахрейн. Мы заинтересованы в продвижении этой не менее важной для всего региона темы.

Нас, конечно, объединяет решимость бороться с новыми угрозами, такими как терроризм, наркотрафик, пиратство. Убежден, что сегодняшняя встреча позволит нам разработать конкретные мероприятия по всем этим направлениям, которые будут укреплять наше партнерство, способствовать урегулированию серьезнейших проблем, накопившихся в регионе и вокруг него.

Безусловно, мы всегда открыты к расширению экономического и инвестиционного сотрудничества. С целым рядом стран Залива у нас есть договоренности разрабатывать взаимовыгодные проекты в сфере мирного использования ядерной энергетики, освоения космического пространства, в других высокотехнологических отраслях. Мы за то, чтобы отсюда в Россию и из России в регион приходили инвестиции. Это не так срочно, как урегулирование кризисов, но чем больше мы будем наращивать ткань экономического взаимодействия, тем больше выгод будут получать народы региона, и тем меньше возможностей останется у экстремистов вербовать сторонников.

Еще раз хотел бы выразить хозяевам признательность за эту встречу и особо поблагодарить председателя ССАГПЗ, моего друга Министра иностранных дел Бахрейна Х.Бен Ахмад Аль Халифу.

Вопрос: Принимая во внимание развитие ситуации в регионе, особенно сирийский кризис, объединение различных отрядов сирийской оппозиции, может ли Россия еще раз поставить этот вопрос в Совете Безопасности ООН и не использовать право вето, блокирующее принятие резолюции? Является ли для России сохранение Б.Асада у власти условием переходного процесса?

С.В.Лавров: Если Вы ознакомитесь с существом дела, со всей непродолжительной историей этого вопроса, то узнаете, что первым, кто предложил Совбезу ООН заняться сирийским кризисом, была Российская Федерация. Сделано это было в начале августа 2011 г., когда Совет Безопасности ООН консенсусом одобрил заявление Председателя, сформулировавшее все подходы, которые сейчас никем не оспариваются - сохранение суверенитета и территориальной целостности Сирии, межсирийский диалог, невмешательство во внутренние дел САР и т.д. В дальнейшем были приняты две резолюции в связи с планом К.Аннана и развертыванием в Сирии Миссии наблюдателей ООН. Те, кто не хотел успокоения ситуации, подорвали деятельность Миссии, создав невыносимые условия для пребывания наблюдателей, которые были вынуждены оттуда уйти.

Что касается нынешней ситуации, то после того, как в Женеве был достигнут консенсус, мы предложили одобрить принятое там коммюнике резолюцией СБ ООН. Наши партнеры оказались к этому не готовы. Они хотели включить в резолюцию положения, которых в женевских договоренностях не содержалось, в т.ч. требование смены режима, перспективу санкций, установление искусственных сроков, после которых будут приведены в действия некие угрозы.

Сами понимаете, на такой основе было невозможно договариваться. Но, повторю, Россия предложила одобрить женевский консенсус в Совбезе ООН. Мы также предложили в августе с.г. собрать в Нью-Йорке «Группу действий», которая встретилась в Женеве и выработала коммюнике. Но наши партнеры, к сожалению, ушли и от продолжения работы «Группы действий».

Относительно последней части Вашего вопроса могу сказать, что Россия не занимается сменой режимов или диктатом в адрес тех или иных глав государств относительно того, что им нужно делать. Россия не держится ни за один режим, не защищает Б.Асада - ничего подобного. Мы стоим на стороне сирийского народа. Если для кого-то судьба Б.Асада является самым главным во всей этой истории, то тогда необходимо отдавать себе отчет, что кровь будет продолжать литься. Он публично заявил о намерении остаться и умереть в своей стране, продолжать бороться, не потому что его кто-то заставляет, а потому что это его решение, о котором он сказал. Повторю, если самое главное – судьба Б.Асада, то ценой этого приоритета будут многие новые жертвы в Сирии. Для нас главный приоритет – избежать этих жертв.

Как я уже сказал, Женевское коммюнике содержит все компоненты, которые внешние игроки (если все будут действовать по-честному) могут использовать, чтобы дать шанс прекратить огонь и начать политический диалог по формированию переходного органа для согласования содержания и сроков переходного периода.

Но договариваться должны сами сирийцы, а не кто-то за них пропишет договоренности и потом будет их навязывать. В таком случае они не будут работоспособными.

Вопрос: Вы всегда хотели, чтобы сирийская оппозиция стала объединенной. Сейчас это произошло. Какова официальная позиция России в отношении формирования соответствующей коалиции сирийской оппозиции?

С.В.Лавров: Как мы сегодня констатировали на заседании, еще пока не произошло объединение всей сирийской оппозиции. Объединились определенные группы, которые были представлены на встрече в Дохе. Но ведущие внутрисирийские оппозиционные структуры туда не поехали. Как они заявляют, у них есть расхождения во взглядах на способы решения сирийского кризиса. Прежде всего, эти расхождения касаются отношения к внешним вооруженным действиям.

Мы неизбежно выступаем за объединение сирийской оппозиции, встречаемся со всеми ее представителями – как внутренней оппозиции, так и внешней. Контакты проходят в Москве, местах, где представлены соответствующие группы, будь то Дамаск, Стамбул, Париж, Лондон, а также США. Призываем всех оппозиционеров объединиться и сформировать переговорную команду. Но объединиться они должны на платформе готовности к переговорам и диалогу.

Нам еще предстоит проанализировать результаты встречи в Дохе. Но беглое ознакомление с принятым там документом оставляет много вопросов. Например, там записано, что объединение состоялось на бескомпромиссной основе свержения режима, разрушения всех институтов этого режима; и только после того, как все институты будут демонтированы, речь пойдет о необходимости созыва общенациональной конференции, на которой предстоит решить, что делать дальше. В отечественной истории был момент, когда вслед за европейскими революционерами большевики пели песню о том, что «весь мир мы разрушим до основания, а затем мы наш мир построим». То есть сначала надо все разрушить.

Не думаю, что этот путь позволит избежать хаоса. В принятом в Дохе документе записано, что все оппозиционеры, которые там собрались, категорически отказываются от диалога с правительством. Значит, объединение произошло не совсем не тех основах, которые были заложены в женевском документе, принятом консенсусом.

Конечно, нам еще предстоит понять, что стоит за одобренными в Дохе формулировками.

Вопрос: Состоится ли вторая встреча «Группы действий» с участием стран Персидского залива? Если да, то в какие сроки?

И еще, в коалицию сирийской оппозиции не вошла «внутренняя оппозиция». Каким образом, на Ваш взгляд, возможно остановить кровопролитие и запустить диалог без участия группы, представляющей большую часть сирийских оппозиционных сил?

С.В.Лавров: После того, как в Женеве была достигнута договоренность по тексту коммюнике, мы предлагали провести в Нью-Йорке еще одну встречу «Группы действий» для обсуждения практических путей работы со всеми группами оппозиции и правительством в интересах реализации женевского компромисса. Наши партнеры оказались к этому не готовы. Как видите, сейчас они взяли несколько иной курс по воздействию на ситуацию.

Внутренняя оппозиция в большинстве своем не была представлена в Дохе и имела расхождения с некоторыми участниками встречи в том, что касается расчетов на вооруженное вмешательство извне. Думаю, без внутренней оппозиции и ее включения в процесс трудно рассчитывать на то, что он будет инклюзивным, общесирийским, как это записано в решениях Совета Безопасности ООН.

Мы выступаем за то, чтобы внутреннюю оппозицию включать в конструктивные процессы, а не в те из них, которые строятся на отказе от диалога.

Вопрос: Россия потеряла арабские народы из-за своей позиции в поддержку Б.Асада. Что еще хотите потерять?

С.В.Лавров: У Вас, очевидно, не вопрос, а заявление, и Вы его сделали. Я уважаю Вашу точку зрения. Но поскольку я живу в России и регулярно встречаюсь с представителями арабских государств, скажу, что у меня нет ощущения, что они считают нас потерянными для себя. Это же относится ко всем без исключения группам сирийской оппозиции, с которыми мы встречались. Все они заинтересованы в том, чтобы Россия оставалась в регионе, подчеркивают балансирующую, уравновешивающую роль Российской Федерации и прекрасно понимают, что проблемы региона не ограничиваются сирийским кризисом. Когда он будет преодолен (а он будет преодолен), эти проблемы вспыхнут с новой остротой. Это происходит уже сейчас.

Посмотрите, что творится вокруг и внутри сектора Газа. Арабские народы знают историю всех этих проблем, а также нашу последовательную позицию, в том числе в пользу уважения принципов международного права. Среди них - принцип невмешательства во внутренние дела суверенных государств, включая уважение прерогатив СБ ООН, который призван заниматься урегулированием споров и который не имеет в кругу своих полномочий возможности поддерживать революции и смену режимов. Не принимайте решения за арабский народ, он мудрый, он все видит и понимает.
 

250
 0.00