Запрет ядерного оружия на Ближнем Востоке. Союзник "арабских революционеров" (США) срывает проведение международной конференции, голосует против нового статуса Палестины в ООН. Но готовы уничтожить Сирию. Арабские страны - где вы?

МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Официальный сайт

 

Интервью директора Департамента по вопросам безопасности и разоружения МИД России М.И.Ульянова газете «Коммерсантъ», 30 ноября 2012 года
 

2253-30-11-2012
 
Вопрос: Что происходит с конференцией? Она отменена или перенесена?
Ответ: Не могу дать однозначного ответа на этот вопрос. Если вы обратите внимание, в опубликованном на днях заявлении МИД РФ не сказано, что конференция перенесена. Там говорится лишь о том, что раздаются голоса в пользу переноса. На самом же деле такое решение (о переносе или отмене.— “Ъ”), на наш взгляд, может быть принято только с согласия стран региона. Так называемые соучредители конференции — РФ, США и Великобритания, а также генеральный секретарь ООН — это стороны, которым поручено созвать конференцию в 2012 году. Однако полномочий принимать решение о ее переносе у нас нет. Поэтому российская позиция и заключается в том, что необходимы консультации со странами региона, необходимо их ясно выраженное согласие на перенос.
Кроме того, если переносить, то нужно обозначить хотя бы примерные, а лучше точные сроки проведения конференции. Иначе это может превратиться в нескончаемую историю, когда раз за разом кто-то будет говорить, что условия для созыва этой конференции еще не созрели и нужно еще подождать.
А продолжаться это может бесконечно. Ведь идея создания на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного и других видов оружия массового уничтожения (ОМУ) и средств их доставки, была зафиксирована еще в 1995 году в качестве составной части решения о бессрочном продлении действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). С тех пор прошло 17 лет, но конкретных результатов нет. В 2010 году арабские страны вновь пошли на компромисс: с одной стороны, они поддержали общий план действий обзорной конференции ДНЯО (такие конференции проводятся раз в пять лет), но при этом настояли на том, чтобы конференция по Ближнему Востоку состоялась именно в 2012 году. Однако, похоже, опять ничего не получается.
Поэтому если уж переносить сроки, то с фиксацией определенной даты. Иначе, повторяю, это может превратиться в бесконечный процесс. В любом случае коллективного решения о переносе конференции, ее отмене в 2012 году не существует.
Вопрос: Коллективного решения нет, тем не менее представитель Госдепартамента США Виктория Нуланд ясно заявила, что конференции в этом году не будет.
Ответ: Это точка зрения США. Строго говоря, поскольку сейчас не самый конец 2012 года, формально она еще может состояться в декабре. Другое дело, что в нынешней ситуации ожидать этого было бы нереалистично. Хочу вновь повторить: принципиальный момент состоит в том, что коллективного решения о переносе не было. В данном случае речь идет о национальных заявлениях, о национальном видении ситуации. А оно различается от страны к стране. В этом легко убедиться, сопоставив тексты заявлений «соучредителей».
Вопрос: А кто настоял на переносе? Американцы?
Ответ: У нас не принято показывать пальцем на кого-либо, потому что речь идет о тесном круге соучредителей конференции, которые достаточно плотно работали вместе и еще будут работать. Думаю, этот вопрос лучше задавать не российскому представителю.
Вопрос: Но они сами не скрывают, что против проведения конференции сейчас. Представители США открыто говорят, что их союзник — Израиль — к этому не готов.
Ответ: США сделали заявление о том, что странам региона нужно еще много поработать для того, чтобы конференция состоялась и прошла успешно. У нас несколько другой взгляд. Мы, безусловно, за то, чтобы страны региона теснее взаимодействовали в вопросах подготовки конференции. Но в первую очередь адресуем призыв сконцентрировать усилия (для проведения конференции.— “Ъ”) не странам региона, а самим себе. Прежде чем учить других, нужно посмотреть в зеркало.
Вопрос: А с учетом заявлений США как скоро может теперь состояться конференция?
Ответ: Мы считаем, что она должна состояться не позднее апреля следующего года, то есть до второй сессии подготовительного комитета обзорной конференции ДНЯО 2015 года. Полагаем, что четырех или даже пяти месяцев вполне достаточно для того, чтобы обеспечить надлежащую подготовку мероприятия и участие в ней всех стран региона. В заявлении генерального секретаря ООН и в заявлении Великобритании упоминается просто 2013 год. В заявлениях же США и финского спецкоординатора даты вообще не фигурируют. Надеемся, что в этом аспекте нам удастся сблизить позиции в дальнейшем.
Вопрос: Когда стало понятно, что конференция переносится? Повлияли ли на это решение недавние события в Газе?
Ответ: Идеи переноса стали высказываться гораздо раньше. Так, наши американские коллеги еще весной не скрывали свои сомнения в том, что конференция сможет состояться в 2012 году. Они говорили, что необходимо больше времени на ее подготовку.
Но события в Газе отношения к этому не имеют. И вообще, привычка ссылаться на неспокойную ситуацию в ближневосточном регионе как причину для того, чтобы не созывать конференцию, выглядит странно. Ближний Восток — такой регион, где подобного рода конференции всегда «некстати» и «не ко времени». Если руководствоваться такими критериями, то о конференции в самом деле говорить не приходится.
Вопрос: А все страны региона были в принципе готовы участвовать в конференции?
Ответ: Долгое время две ключевые страны с точки зрения тематики конференции — Иран и Израиль — отмалчивались и не говорили ни «да», ни «нет» в отношении перспектив своего участия в конференции. В начале ноября иранцы объявили, что участвовать будут. Таким образом, на сегодняшний день нет определенности только в отношении позиции одной страны, а именно Израиля. Строго говоря, решения обзорной конференции 2010 года не являются для него обязывающими, поскольку они принимались без участия Израиля, который не является участником договора о нераспространении. Но мы надеемся, что он все-таки примет положительное решение, поскольку, на наш взгляд, это ни в коем случае не противоречило бы его национальным интересам, а на самом деле лишь способствовало бы их отстаиванию. Израиль может внести реальный вклад в предотвращение новых вызовов режиму нераспространения путем своего участия в конференции. Это был бы реальный и полезный вклад, на наш взгляд.
Вопрос: А что если конференции не будет и в 2013 году?
Ответ: Это будет иметь очень негативные последствия для начавшегося очередного обзорного цикла ДНЯО.
Вопрос: Но ведь Договор о нераспространении ядерного оружия бессрочный. Разве ему что-то угрожает?
Ответ: Ряд стран уже дали понять, что если прогресса на этом направлении (проведении конференции по созданию зоны, свободной от ОМУ на Ближнем Востоке.— “Ъ”) не будет, они могут пересмотреть свое отношение к договору о нераспространении.
Вопрос: Иными словами, какие-то страны могут выйти из ДНЯО?
Ответ: Никто не говорил прямо, что собирается выходить. Но звучала мысль о возможном пересмотре подходов к договору. Подобные заявления надо воспринимать со всей серьезностью.
Вопрос: Но представители Израиля не раз высказывали опасения, что это мероприятие превратится в шельмование их страны. Все ведь знают, что на Ближнем Востоке лишь Израиль обладает ядерным оружием, хоть и не подтверждает это. Не сведется ли мероприятие к критике Израиля?
Ответ: Мы были бы категорически против такого сценария. Конференция должна стать площадкой для рабочего диалога, а не для пропагандистских баталий. 7 октября состоялась совместная встреча всех соучредителей с комитетом старших должностных лиц Лиги арабских государств в Каире, по итогам которой было принято совместное заявление для прессы. В нем арабские страны подтвердили, что намерены подходить к созыву и проведению конференции максимально серьезно и конструктивно. Это хороший сигнал для всех, кого касается данный вопрос.
Кроме того, повестка дня конференции еще не сформирована окончательно. Обозначены только контуры главной задачи, и у Израиля была бы хорошая возможность через свое участие отстаивать собственные подходы и собственное видение.
Вопрос: Он мог бы поставить вопрос об иранской ядерной программе.
Ответ: Эта тема может быть затронута любой страной.
Вопрос: А сирийское химическое оружие?
Ответ: Наверное, и эта тема небезразлична для Израиля. Вопрос в конечном счете состоит в том, что лучше: самоизолироваться или принять участие в процессе и отстаивать свои интересы? Последнее в дипломатии более предпочтительно и разумно.
Все решения конференции предполагается ведь принимать консенсусом. Никто никому ничего навязать не собирается, да и не сможет. Тем более что конференция созывается не для того, чтобы немедленно создать зону — это было бы абсолютно нереалистично,— а для того, чтобы начать процесс движения в этом направлении, наверное довольно продолжительный.
Вопрос: Некоторые говорят, что перед тем, как говорить о вывозе оружия массового уничтожения из региона, нужно сначала урегулировать ближневосточный конфликт.
Ответ: Это старый спор, что первичнее: яйцо или курица? Нужно с чего-то начинать, и сейчас есть возможность начать разговор с разоруженческих вопросов, не забывая и о вопросах региональной безопасности. Сам этот диалог, если он будет развиваться по-деловому, несомненно, создаст благоприятные условия для продвижения и по другим трекам, ведущим к урегулированию. Отказываться от такого канала для диалога — не то что для восстановления доверия, но хотя бы для уменьшения взаимного недоверия — было бы по меньшей мере нерационально.
Вопрос: А почему Россию так беспокоит эта тема?
Ответ: Для России эта тема действительно важна. Во-первых, мы взяли на себя определенные обязательства (созвать конференцию.— “Ъ”) и считаем необходимым их выполнить. Хотя не все здесь зависит от нас. Кроме того, мы убеждены, что создание такой зоны было бы исключительно важно. Хотел бы обратить внимание, что в день своей инаугурации, 7 мая, президент РФ Владимир Путин подписал указ, где среди приоритетных внешнеполитических задач РФ обозначено и создание зоны, свободной от оружия массового уничтожения на Ближнем Востоке. Вот показатель того, насколько серьезно мы к этому относимся. Будем энергично продолжать начатую работу.
 
194
 0.00