Viatcheslav Matuzov

994.5
Russia, Moscow

Информация о военных учениях ВМФ, ВВС и МЧС у берегов Сирии, январь 2013

 

Военно-морское предупреждение 

Россия сосредоточила у берегов Сирии крупнейшую со времен СССР ударную военно-морскую группировку

Глобальное противостояние между Западом и Востоком на ближневосточном направлении выходит за рамки политико-дипломатической сферы в область практическую. Чтобы предотвратить реализацию силового сценария в Сирии, Россия сосредоточила у ее берегов крупнейшую со времен СССР ударную военно-морскую группировку, включающую атомные подводные лодки с тактическим ЯО, десантные подразделения, ракетные системы и боевую авиацию. По оценкам военных экспертов, российские силы, направленные в Средиземноморье, по своему поражающему потенциалу сопоставимы с совокупными силами всех стран Ближнего востока, вместе взятыми. По сути, они держат под контролем весь регион, включая Турцию. Последняя подобная военно-морская экспедиция нашей страной была предпринята в далеком 1989 году. Таким образом, Кремль дает понять, что Россия де-факто вернула себе роль сверхдержавы, отстаивающей свои интересы в ключевых зонах геополитического значения, и сегодня она сказала решительное «нет» военному вмешательству Запада в сирийский конфликт.

Россия сосредоточила у берегов Сирии крупнейшую со времен СССР ударную военно-морскую группировку

Россия сосредоточила у берегов Сирии крупнейшую со времен СССР ударную военно-морскую группировку Фото: РИА Новости

Вот уже три года Россия и Китай ведут дипломатическую войну в ООН в целях предотвратить вторжение НАТО в Сирию и Иран, и вот уже полгода как на сирийском направлении противостояние перешло в острую фазу с использованием военно-технической поддержки. Боевики так называемой Свободной армии стали получать регулярное финансирование и современное наступательное вооружение от Запада и суннитских монархий, чтобы уничтожить правительственные силы и свергнуть Башара Асада.

По плану западно-саудовского союза асадовская армия со своим устаревшим оснащением должна была быть уничтожена еще в сентябре прошлого года, а в Дамаске правили бы лояльные «Клубу друзей Сирии» политические лидеры. Россия, поставленная перед фактом, просто смирилась бы с новыми реалиями — дальнейшая дестабилизация, исламизация Большого Ближнего Востока с проникновением в южное подбрюшье России — Закавказье, Северный Кавказ и Среднюю Азию. Обманувшись лживыми речами Вашингтона и Парижа и, по сути, проворонив ситуацию в Ливии, Москва начала выстраивать жесткую и последовательную линию на сирийско-иранском направлении.

 

Чтобы доказать мировой общественности ложность позиции Запада, обвиняющей в насилии только правительственные силы, МИД и СК РФ провели полномасштабные расследования преступлений в Сирии, в том числе обстоятельства потрясшей весь мир резни в Хуле. Следователи собрали 132 тома материалов, улик и свидетельских показаний, доказывающих причастность боевиков оппозиции к зверствам среди мирного населения сирийских городов. В итоге в Совете безопасности ООН звучали аргументированные доклады наших дипломатов, позволившие опровергнуть однозначные обвинения западных делегаций в отношении Асада и воспрепятствовать быстрому построению «нужной» Западу информационно-идеологической картины для настройки мирового общественного мнения. Но самые эффективные усилия были предприняты в области военно-технического сотрудничества. Несмотря на активное противодействие сопредельных стран — Турции, Израиля и других государств антиасадовской коалиции, России все же удалось доставить сирийской армии современные системы вооружений и, таким образом, дать технические возможности регулярной армии Сирии для противостояния с отлично вооруженными оппозиционными подразделениями. Все это приводило к откладыванию раз за разом военных действия НАТО — ударные авианосные группировки за восемь месяцев уже семь раз концентрировались около берегов Сирии и приводились в состояние повышенной боевой готовности, но активно действовать не решались.   

Теперь, когда общественное мнение явно стали готовить к «спасительной военной миссии» по случаю угрозы применения и распространения арсеналов химического оружия, Москва пошла на превентивные военно-психологические меры — направила к потенциальному театру военных действий целую армию: мощную военно-морскую группировку, включающую ударную тактическую авиацию, подводный флот, современные ракетные крейсеры, десантную флотилию с тяжелой бронетехникой, артиллерией и подразделениями морской пехоты. По классической модели прикрытия это названо учениями. Замначальника Главного штаба ВМФ контр-адмирал Леонид Суханов, уже находящийся в штабе учений — на борту крейсера «Москва» в Средиземном море, — сообщил, что в учениях принимают участие 23 корабля, одна дизельная и одна атомная подводная лодка в Средиземном море, одна дизельная подводная лодка в Черном море, 25 самолетов и вертолетов авиации и флота, дальней стратегической авиации, авиации ВВС и Южного военного округа. Таких масштабных походов ВМФ России не предпринимал никогда, последняя экспедиция была совершена СССР в 1989 году при эскалации конфликта между Египтом и Израилем. Конечно, представить себе реальное участие этой российской громады в большой ближневосточной войне невозможно. Но в качестве психологического давления на западный политический истеблишмент это может быть вполне эффективно.  

У меня лично вызывает удивление почти гробовое молчание по поводу крупнейших российских учений у берегов конфликтной Сирии западных СМИ, что совсем для них нехарактерно, — как правило, они не упускают возможности обвинить Кремль во вмешательстве с целью защиты тиранов и диктаторов. Равнодушие западных журналистов связано с определенными политическими соображениями. Так, если сирийские и иранские СМИ, к примеру, SANA и Press TV, маневрам внимание уделили, то западная пресса новость предпочла не тиражировать. Те немногие издания, что решились упомянуть о крупнейших постсоветских учениях, в основном ограничились цитатами из краткого материала Reuters, допустившего наличие «сирийского следа» и возможной целью определившего «поигрывание мускулами перед Западом».

В итоге столь знаковое для российского флота событие на международном уровне осталось почти незамеченным, даже несмотря на неясность перспектив высадки десанта в Сирии. Денис Харитонов, генерал ВМФ в отставке, в интервью «Эксперту Online» предположил: «Я думаю, что это политическая установка, потому что в западных столицах попросту не ожидали такого размаха российского превентивного ответа. Говоря простым языком, Запад встал в ступор…»

Viatcheslav Matuzov24 January 2013
604
 0.00