Интервью В.Н.Матузова интернет изданию Ислам.ru, 19 марта 2013


Вторник 19 марта 2013 \ 7 Джумад-уль-авваль 1434  
Главная

Кому выгодно, чтобы арабы убивали друг друга?

19 марта 2013
Президент «Общества дружбы и делового сотрудничества с арабскими странами» Матузов Вячеслав Николаевич.

О ситуации на Ближнем Востоке, о том, кто и как поджигает арабский мир, о   геополитических последствиях «арабской весны» специально для «Ислам.ру» рассказывает президент «Общества дружбы и делового сотрудничества с арабскими странами» Матузов Вячеслав Николаевич.

Сегодня, как по указке, арабские страны вдруг превратились в горячие точки. Что же произошло в арабском мире? И добились ли целей организаторы арабской весны?

Исходя из своего прежнего опыта работы, а это достаточно длительный период, в том числе и в центральном аппарате ЦК КПСС и в МИД СССР и России, в посольствах нашей страны в Ливане и в США, могу сказать, что далеко не случайно арабский мир сегодня столкнулся со столь серьёзными проблемами. Эти проблемы возникли не только в результате появления новых политических движений, но также и новых политических технологий ХХI века, которые реально стали одним из сильнейших инструментов во внешней политике ведущих держав мира. Таким образом, арабские страны в начале нового тысячелетия столкнулись по объективным и субъективным причинам с судьбоносными вызовами. Накопившиеся проблемы внутреннего развития и воздействие внешних политических факторов привели к кардинальным изменениям в руководстве целого ряда арабских стран. Арабские страны исторически являлись центром исламского мира, на них всегда падал основной груз противостояния исламского мира с теми мировыми политическими силами, которые видели регион Ближнего Востока как один из важнейших геополитических и экономических центров мировой политики и которые боролись за контроль над его природными ресурсами как за центр международной коммуникации между Востоком и Западом.

В арабских странах находятся главные святыни Ислама – Мекка, Медина, в Восточном Иерусалиме – третья святыня Ислама – мечеть Аль-Акса. Особой остроты противостояние за право контроля над Иерусалимом достигло в послевоенный период, после создания государства Израиль. Ближний Восток всегда был в центре внимания мировых держав, занимая одно из первых мест во всех важнейших политических и дипломатических переговорах мировых лидеров.

Могу привести такой пример. Со времён Советского Союза приоритетными считались отношения с США как ведущей мировой державой, ибо от развития этих отношений зависели судьбы войны и мира, безопасное существование человеческой цивилизации. Однако практически всегда после советско-американских отношений на втором месте во внешнеполитических приоритетах стояли отношения нашей страны с Арабским Востоком как важнейшим регионом мира, находящимся вблизи южных границ нашего государства, палестинский вопрос.

Арабский Восток был и остаётся важнейшим геополитическим перекрёстком, где пересекаются пути Востока и Запада. Плюс ко всему – арабский мир – это источник энергетических ресурсов, от которого во много зависит развитие мировой экономики.

После того, как США испытали мощный удар по Нью-Йорку, когда были взорваны два небоскрёба Всемирного торгового центра, США официально объявили, что после разгрома мирового коммунизма главным врагом Америки является исламский мир как источник международного терроризма. Отношения США с исламским миром обострились также и в результате продолжающегося с 1979 года противоборства с руководством Исламской Республики Иран. В 2003 году без санкции Совета Безопасности ООН американские войска совершают интервенцию в Ирак, в Афганистан. Однако сопротивление этому вторжению и в Ираке, и в Афганистане привело лишь к негативным последствиям для интересов США: на международной арене появилась достаточно разветвлённая сеть организаций, типа Аль-Каиды, Бен Ладена, которого в своё время американские спецслужбы создали как прямого агента для борьбы с советским присутствием в Афганистане.

Военное и политическое руководство США было серьёзно озадачено тем, как снять волну антиамериканизма в исламском мире. Где-то в 2004–2005 годах при непосредственном участии американских военных разведывательных сообществ были разработаны планы по борьбе с антиамериканскими настроениями в исламском мире, которые, по мнению американских аналитиков, создавали реальную угрозу экономическим и политическим интересам США, прежде всего интересам глобальных корпораций. В начале 2005 года был разработан план по модификации американской внешней политики в исламском мире. В его разработке приняли участие крупнейшие специалисты в области политических технологий, ведущие пиар-агентства из Британии, и США. Именно с их помощью и при активном участии глобальных корпораций, типа Боинг, Макдональдс, Ротшильд Корпорейшн, ведущих американских, европейских и арабских высших учебных заведений, была разработана конкретная программа деятельности на 5 лет под контролем созданной для этих целей неправительственной организации Business for Diplomatic Action, направленной исключительно на арабский мир; Финансирование этого проекта, руководители которого находились в полном контакте и координации с Госдепартаментом США и ЦРУ, осуществлялось из внебюджетных источников.

До декабря 2010 года проводилась активная подготовительная работа по реализации выработанной программы действий. Она проходила при активном участии американских высших учебных заведений, американских авиакомпаний, отвечавших за транспортировку тысяч арабских студентов, менеджеров среднего звена из различных стран арабского мира. Они прошли подготовку в лучших западных высших учебных заведениях, таких как Гарвардский университет, университеты Великобритании, Франции, Западной Европы. Таким образом, глобальные корпорации совместно с мировыми ведущими политтехнологами провели огромную работу, я бы сказал, по «промывке» мозгов. Концептуально она исходила из одной идеи: Америка имеет колоссальные экономические ресурсы в арабском исламском мире, которые необходимо реализовать в политические преимущества.

После взрывов в Нью-Йорке Америка приобрела не очень хороший «статус» во всём исламском мире, который нужно было менять. Что же предлагалось для этого? Изменить эту ситуацию можно было только с помощью тех самых корпораций, экономических структур, которые уже давным-давно находились в арабском мире и обеспечивали его всем необходимым для жизнедеятельности. Этот механизм приводился в действие в течение шести лет с одной лишь целью – привести к власти во всех странах арабского мира без исключения «новых» людей, полностью и беспрекословно подчинённых американским интересам.

Начиная с января 2011 года мы наблюдаем «эффект домино». В арабских странах одна за другой вспыхивают восстания против властей, раскручивается глобальная кампания по их дискредитации, и режимы рушатся, как карточные домики. Так происходит в Тунисе, Египте, Ливии, Йемене. Активно используются финансовые ресурсы стран Персидского залива – Саудовской Аравии, Катара, которые сами находятся в опасной зоне и готовы пойти на любые шаги, чтобы устоять перед очевидной опасностью возникновения народных волнений. Египет сегодня практически превращён в соучастника американской деятельности, вместе с расположенной на его территории Лигой Арабских Государств.

Не исключаю такого варианта развития событий, когда в случае победы проамериканских сил в Сирии, очередь дойдёт и до Саудовской Аравии и Катара, которые могут оказаться очередными жертвами американского плана по «демократизации» арабского мира. Карты «Большого Нового Ближнего Востока» известны как «Карты Ральфа Петерса» с «кровавыми границами», давно уже были опубликованы и широко использовались военным ведомством США для обучения офицеров НАТО. На этих картах мы видим не только Сирию, отрезанную от Средиземного моря, но и расчленённую на три части Саудовскую Аравию, Ирак, Пакистан, Афганистан. Что это означает? Это значит, что западная цивилизация стремится силой навязать свои ценности и принципы построения общества исламскому и арабскому миру, который жил тысячелетиями, исходя из своих национальных обычаев и традиций. Антиисламский механизм срабатывает очень хорошо, политические изменений в этих странах происходят очень быстро, при использовании фактора вмешательства в экономическую и финансовую сферу.

Эта политика была разработана ещё во времена Джорджа Буша младшего неконсервативным крылом США (неоконсерваторы – это направление политическое внутри США, в котором ярко выражен антиисламский характер).

Возьмём, например, Ливию. Казалось, Ливия находилась в дружеских отношениях с Советским Союзом. Вооружение поставлялось в основном из Советского Союза, экономика тоже была тесно связана с Советским Союзом. Но после развала СССР Каддафи полностью переориентировался на США. Если вспомнить 2005–2010 годы, то по существу в Ливии работали американские, французские, итальянские нефтяные компании. Редкое исключение было дано российским структурам, и то только при полном партнёрстве с американскими, французскими или итальянскими фирмами. Поэтому, находясь внутри самой Ливии, где работали в основном иностранцы из Турции, Египта, из других арабских стран, которые получали зарплату от американских фирм, американцам не трудно было организовать выступления против существовавшего режима Муаммара Каддафи. Не составило никакого труда сделать своим опорным пунктом и вторую столицу Ливии – Бенгази, родину свергнутого короля Ливии Идриса-1. Ставка была сделана на несомненное влияние в стране глобальных корпораций, которые непрочь были сохранить и укрепить свои интересы в энергетическом секторе ливийской экономики. Потребность в этом была очевидная, ибо М. Каддафи не скрывал намерения поставить под контроль государства деятельность всех компаний нефте- и газодобычи.

В Египте произошло то же самое. Ещё президент Египта Анвар Садат разорвал дипломатические отношения с СССР. После смерти Гамаль Абдель Насера американцы полностью подчинили внешнюю политику Египта своим целям и задачам. Египет стал проамериканской страной, собственно говоря, как Тунис и Йемен. Пользуясь имеющимися в их распоряжении рычагами влияния, США без особого труда сумели создать атмосферу хаоса, внутренней междоусобицы и практически ввергнуть крупнейшую арабскую страну на целые десятилетия в пучину гражданского противостояния. Об этих задачах американцев было хорошо известно и бывшему президенту Хосни Мубараку. Это отчётливо видно из секретной переписки американского посла с Госдепартаментом, опубликованной в Wikileaks. Если внимательно прочитать эти секретные материалы, становится понятно, что совершенно чётко и ясно сказано о том, как США на глазах у руководства страны, пренебрегая всеми его призывами не делать этого, открыто вступали в контакты с оппозиционными группировками, поощряли их на выступлениях против режима, и режим, зная об этом, ничего не мог сделать. Египтяне обращались к американским властям с требованиями прекратить вмешательства во внутренние дела. Но американцы откровенно игнорировали требования египетских властей и продолжали вести дело по продвижению своих планов. Что мы имеем в итоге? Страна политически расколота на две части. Крупнейшее арабское государство, численность населения которого приближается к ста миллионам, оказалось на грани полного развала. Одна половина населения выступает против другой половины. Компромисса не видно. Страна катится в экономическую пропасть, сокращаются доходы государства, население испытывает тяжелейшие экономические трудности. Говорить о какой-то роли Египта в региональных делах, вопросах военного строительства просто не приходится. Египет потерял лидирующую роль в арабском мире, которая ему исторически принадлежала. На его место претендуют сейчас и Катар, и Турция. Поэтому, к сожалению, этот процесс разложения арабского мира с помощью имплантации принципов «западной демократии» даёт крайне негативный результат.

Такую же картину мы видим сегодня и в Ливии. Страна, построенная на основе родоплеменных связей и баланса между ними, который удавалось сохранять Муаммару Каддафи при всех его внешних чудачествах и оригинальных решениях внутриполитических проблем. Ему удавалось сохранять главное – национальное единство, территориальную целостность страны; обеспечивать население в финансовом, социальном, экономическом планах и сохранять главное – внутриполитическую стабильность. Сегодня же в Ливии до сих пор под вопросом стоит компетенция центральных властей, вопрос признания племенами центральной власти в Триполи. Распространяется неконтролируемое вооружение. Арсеналы, которыми владела Ливия, вышли далеко за рамки ливийского государства. Мы видели, как грузовики, фуры, наполненные противотанковыми гранатомётами, из Ливии двинулись на территории Египта. Огромное количество оружия хлынуло южнее Ливии, в страны Африканского Сахеля (пространство от Сомали до Мали). Такая дестабилизация не только арабского, но и исламского мира несёт в себе потенциал разрушения этого мира изнутри. Весь этот мир ослабляется, теряется централизованное управление в государствах, растут проявления экстремизма, что вызывает реакцию внешних глобальных игроков на мировой арене. В результате мы видим картину войны на севере Мали, в Чаде, дестабилизацию во многих странах континента к югу от этого пояса.

Нечто аналогичное мы наблюдаем и в Тунисе, первым в цепочке смены режимов. Процессы здесь не приобрели столь острого характера, как в Египте и Ливии, но гражданское противостояние усиливается, что пагубно отражается на материальном положении населения, которое просто предпочитает покинуть страну и перебраться в Европу.

Ирак после вывода американских войск сталкивается с серьёзными внутриполитическими проблемами. Практически ежедневные террористические акты уносят жизни десятков людей. Страна реально встала перед угрозой распада на национальной и конфессиональной основе. Северные курдские районы практически не перечисляют центральному правительству доходы от нефти. Стоит вопрос о формировании трёх государств на территории Ирака: курдского на севере, суннитского в центральных районах и шиитского на юге.

В Йемене, где нынешние власти, поставленные американцами, сражаются со своими противниками, бои не прекращаются и конца этому не видно. В результате продолжают гибнуть люди, в основном мирное население. Достигнуть политической стабильности американцам так и не удалось, если, конечно, перед ними стояла такая задача.

Даже в богатых странах Персидского залива отсутствует уверенность в сохранении стабильности, есть ощущение серьёзной опасности. Это видно по ситуации на Бахрейне, в котором одна часть населения подавляет другую, имеются жертвы, применяется оружие. А если учесть, что Бахрейн является ближайшим союзником Саудовской Аравии, то можно по аналогии сказать, что эта проблема самым негативным образом отразится на внутриполитическом состоянии саудовского режима.

В складывающейся ситуации на Ближнем Востоке и Севере Африки Россия выстраивает свою внешнюю политику, на мой взгляд, очень продуманно и разумно. Думаю, что Президент России, Министерство иностранных дел правильно отстаивают сохранение стабильности на Ближнем Востоке, выступают за прекращение внутренних вооружённых столкновений и запрет экспорта западных методов демократизации традиционных обществ, которые складывались тысячелетиями. Думаю, российское руководство, продемонстрировав независимый от западных стран политический курс, в связи с обстановкой на Ближнем Востоке, выбрало абсолютно подходящее для этого время и это, в будущем, получит поддержку и в исламском мире, и в арабском.

В заключение хочу подчеркнуть особо, что причиной всего происходящего сегодня в арабском мире, его превращение в кипящий котёл междоусобиц и войн, являются не столько внутренние социально-экономические проблемы, сколько проработанные планы западных неконсервативных кругов, враждебно настроенных по отношению к исламскому миру. Думаю, Россия сможет внести важнейший вклад в дело сохранения стабильности на всём Ближнем и Среднем Востоке, что поможет этим государствам выйти из затянувшегося опасного военно-политического кризиса.

Давайте немного отойдем от темы. Вячеслав Николаевич, Вы человек довольно известный в арабском мире, прекрасно знаете арабский язык, знакомы с культурой и традициями арабов. С чего же начался Ваш интерес к Востоку? Как происходило Ваше становление как политолога и востоковеда?

Это была судьба, совершенно случайное решение. Я попал в арабистику, в востоковеды по воле случая. По окончании Новосибирского геологоразведочного техникума мечтал быть геологом, работал в Сибирском научно-исследовательском институте геологии, геофизики и минерального сырья, участвовал в поиске нефти и газа в Сибири. После армии решил поступить в Московский государственный институт международных отношений МИД СССР. Это было закрытое учебное заведение в те годы. Требовались высокие рекомендации от партийного руководства. Несмотря на все сложности, был принят в институт. Языковые группы распределялись для первокурсников совершенно случайным образом. Тому, кто хотел изучать арабский язык, давали вместо него монгольский. Все же молодые студенты хотели изучать английский и французский языки, но попасть в эти группы было практически невозможно.

Интерес к арабскому языку в те годы (это был 1963-й год) бурно рос. Активизировались отношения со странами этого региона в политической и экономической области. После израильской агрессии 1967 года этот интерес возрос, пожалуй, до максимума. Арабистика стала очень популярна, в результате руководство МИДа существенно увеличило набор для изучения арабского языка.

С первых учебных лет я заинтересовался палестинской проблемой, написал на эту тему свою первую курсовую, а затем и дипломную работу. Начал понемногу изучать регион, его жизнь, культуру, политику, государственное устройство. Ведь арабских стран сегодня около 22-х, как на Ближнем Востоке, так и на Африканском континенте.

 С 1968 г., уже после окончания института, я занимался темой взаимоотношений Советского Союза с Ливаном, Сирией и Палестиной.


Продолжение следует…

Беседовал Хаджи-Мурат Раджабов

311
 0.00