МГИМО

2560.1

Анатолий Торкунов: в США никто не знает, что Крым населен русскими


 


В ходе азиатского турне президент США Барак Обама заявил о новых санкциях против России. Между тем у самих американцев назревают серьезные проблемы с Китаем. Авторитетный американский портал National Interest, в частности, пишет, что "Соединенные Штаты находятся на грани того, чтобы совершить кардинальный грех во внешней политике: поссориться сразу с двумя ключевыми державами. Угрожающих размеров достигли трещины в двусторонних отношениях и с Москвой, и с Пекином. Это надругательство над увещеванием, которое в годы холодной войны сделал госсекретарь Генри Киссинджер". Ситуацию комментирует крупный специалист в международных отношениях, ректор МГИМО академик Анатолий Торкунов.

 

- Анатолий Васильевич, ну, понятно о чем статья в National Interest. В свое время Киссинджер съездил к Мао Цзэдуну, подружился с ним против Советского Союза, и возник вот такой треугольник. А сейчас он разрушается. Согласны вы с этим выводом, с журналом?

- Я, в общем, согласен с этим выводом. И должен сказать, что это азиатское турне Обамы немало вопросов вызывает, в том числе заявление, связанное с территориальным спором, который существует между Китаем и Японией, столь определенное и ясное заявление.

- Где он, по сути, на японской стороне сыграл.

- Да, которое сделал Обама на этот счет. Естественно, что это не может не вызвать достаточно жесткой эмоциональной реакции китайских властей.

- Которым захочется лишний раз обратиться к Москве?

- Несомненно, несомненно.

- То есть, американцы играют против себя, получается?

- В этом случае такая, я бы сказал, прямолинейная и недостаточно дипломатичная линия Обамы, особенно в нынешней острой ситуации, когда проблем и так хватает, вызывает немало вопросов.

- Вот я вам хотел еще одну цитату из Обамы привести. Выступая в Корее, Обама сказал: "Китай начинает понимать, что Северная Корея является не просто помехой, а значимой проблемой для их собственной безопасности". Ну, корейцы в канун визита Обамы сделали, наверное, ритуальное заявления, что вот сейчас возобновят ядерные испытания и так далее. Но мне, вообще, кажется, Анатолий Васильевич, поправьте меня, если я не прав, что китайцы в страшном сне не хотели бы увидеть единую Корею у себя около границ.

- Может быть, не был бы столь категоричен, конечно, страхи, опасения, которые существуют в связи с ядерными испытаниями, которые проводятся в Северной Корее…

- Их мы разделяем.

- Мы их разделяем абсолютно. Тем более, что испытания проходят на полигоне Пунгери, где сейчас якобы ведется самая активная подготовка.

- Километров 150 от Владивостока, по-моему.

- Это совсем недалеко от нашей границы. И Москва занимает исключительно жесткую позицию по этому вопросу.

- Но, а то, что Обама китайцам говорит, что КНДР для вас помеха, мне кажется, это тоже какой-то странной интерпретацией реалии.

- Ну, вы знаете, конечно, как всегда между соседями существуют определенные проблемы. Но вместе с тем нельзя забывать, что китайцы и корейцы всегда характеризовали свои отношения, как отношения зубов и губ. Так что зубы и губы, они по-прежнему.

- Красиво.

- Да, находятся в тесной кооперации. Ну, и понятно, что исторически это обусловлено.

- Еще одна история, которая возникла, с позволения сказать, под шумок Украины, и которую на самом деле великие державы, которым здесь бы как раз и работать бы вместе, мне кажется, упускают. Это история с тем, что на этой неделе помирились между собой палестинцы. И, в частности, "ХАМАС", который американцы называют террористической организацией, помирился с другой фракцией. Израиль возмущен, американцы возмущены. Но вот это довольно странно, потому что не выборы ли в Секторе Газа и привели "ХАМАС" к власти. Упускаем мы вообще сейчас несколько очень непростых ситуаций — корейскую, палестинскую — под, как я уже сказал, украинский, не шумок он, конечно, шум?

- Ну, в любом случае в регионах мира происходят те процессы, которые и должны были бы происходить.

- А мне кажется, сейчас некоторые пользуются тем, что великие державы отвлеклись и тут вот.

- Но то, что пользуются, в какой-то степени используют общую напряженность, которая сложилась сегодня, прежде всего, на европейском театре политическом. Но вместе с тем, знаете, мне кажется, что когда речь идет о палестинцах, то в принципе естественный процесс нахождения каких-то договоренностей между различными политическими, военно-политическими фракциями, которые сложились в палестинском движении в целом.

- То есть, вы американское возмущение не разделяете?

- Я, откровенно говоря, не разделяю его. Более того, я считаю, что надо находить в этом положительное что-то, потому что с одной стороны, наиболее радикальные силы должны будут понизить уровень своего радикализма, с другой стороны, взаимодействие сразу с организацией, которая может вести переговоры от гораздо большего числа палестинцев, чем та или иная, это тоже большое преимущество, которое надо использовать.

- Анатолий Васильевич, последнее, пожалуй. Вернемся все-таки к Украине, это неизбежно. Знаете, у меня есть ощущение, все более стойкое, что понятно, что разыгрывая геополитическую карту, с этим-то все ясно, американцы не очень понимают украинской специфики. Вот их очень много явно удивляет на том же востоке, как люди думают. И вот в этой связи есть такое предположение, что вообще американцы и не пытались особенно в этом деле разобраться, а играют так, как играют. Но в силу геополитики, это очевидно, но в силу внутреннего американского процесса, где, если угодно, Обама — президент, демократ ведет арьергардные бои перед предстоящими президентскими выборами, в канун которых республиканцы обвиняют его, если коротко, в том, что он — не Путин. И вот он пытается, значит, как-то доказать, что нет, я вот тоже вот такой вот крутой. Поверхностное впечатление или нет?

- Ну, я вам скажу, что, если говорить в целом об общественном мнении американском, то, к сожалению, в отношении событий на Украине они абсолютно невежественны. И в Америке практически, и показывают этот опрос, это не выдумки, никто не знает о том, что Крым — это часть Российской империи, что это часть страны, которая населена преимущественно русскими. И создается впечатление, что это совершенно неожиданные события, это просто захват чужой территории Россией.

- Ну, как сказал один сотрудник института вашего, "аншлюс".

- Да. Но я вам скажу, мне кажется, здесь есть и более глубинные причины. Дело в том, что когда закончилась холодная война, несмотря на риторику, что в этой войне не было победителей, и американцы, и Запад совершенно отчетливо воспринимали себя как победителей. И, таким образом, выстраивали свою политику в отношении России. Россия же в 90-е годы действительно была растеряна. Ну, с учетом распада Советского Союза, хотя, конечно, были заявки очень серьезные, что стоит только один разворот Примакова над Атлантикой. Но, тем не менее, задача России на геополитическом пространстве и в целом внешнеполитические задачи стали очень четко формулироваться в 2000-е годы. И Мюнхенская речь Владимира Владимировича, и другие его инициативы. И, кстати говоря, об этом забывают сегодня, наша идея о создании новой европейской архитектуры ставили перед собой целью создать совершенно новый формат в Европе, который положил бы конец юридический периоду холодной войны и выстраивал бы отношения в Европе уже на будущее. И этого не состоялось.

- Но вот что состоялось, впервые лет за 15 не Россия реагирует, а на российскую политику реагируют. Вот это, наверное, качественные перемены.

- Но, откровенно говоря, Россия была просто вынуждена принимать соответствующие меры, поскольку ее предложения, причем многолетние, не воспринимались.

- Ну, мне кажется, логическая точка в нашем разговоре поставлена. Спасибо.

МГИМО27 April 2014
2939
 13.69