Pavel Belyakov

50.4
Russia, Moskva

Недвижимость Путина, которая ему не принадлежит, но за которую мы все платим.

mk1_2008-11-14_13.15.49


Между Москвой и Санкт-Петербургом на Валдае есть так называемая путевая дача Сталина — массивный одноэтажный просторный дом среди леса. До сих пор точно неизвестно, побывал ли там Сталин вообще, но нам рассказывали, что он был только один раз. Заночевал, осмотрелся и уехал — ему не понравилось, что к даче идет одна линия рельсов — он посчитал, что это опасно. Там умер Жданов, после чего началось дело врачей-убийц. Потом там был закрытый дом отдыха для руководителей СССР, и долгие годы этот объект охраняли спецслужбы. Теперь его тоже охраняют, но он в ведении Администрации Президента, и там можно снять номер и пожить. А вот под Белогорском в Крыму есть охотничий домик Хрущева, в этом месте по сей день разводят горных козлов — муфлонов. Охотничий домик Хрущева небольшой, в таких сейчас на Рублевке селят прислугу. И местные говорят, что генсек тут был только один раз, если вообще был, ибо никто не смог сказать когда.

И сейчас можно в домике пожить — типа сто долларов ночь.

Я вспомнил эти дома и домики, потому что не секрет: государство обладает огромным количеством подобной элитной недвижимости. О ней практически никто не знает по двум причинам. Во-первых, никто как-то не спрашивает, а во-вторых, государство как-то не стремится об этом рассказывать. Десятки объектов разбросаны по России, объектов больших и маленьких, все они охраняются, на их сохранение выделяются огромные деньги. Есть яхты, есть самолеты.

Что происходит на этих объектах? Там кто-то бывает?

А если бывает, то кто?

Как все это используют?

Этого никто не знает, а раз все вот эти гостевые дома, дачи, дворцы и яхты пребывают в какой-то неопределенной информационной тени, то появляются всякие предположения.

Оппозиционеры Борис Немцов и Леонид Мартынюк не любят г-на Путина, поэтому они напечатали новый доклад, в котором рассказывают о 20 дворцах, 4 яхтах, автомобилях и 43 самолетах, которыми пользуется президент.

Доклад оставляет двойственное впечатление. Г-да Немцов и Мартынюк специально назвали свой труд «Жизнь раба на галерах», иронизируя над фразой самого г-на Путина, что он именно так тяжело трудится на посту президента.

Однако грань для судебного иска оппозиционеры в докладе не перешли. Там нет рассуждений о каких-то путинских миллиардах, которые якобы покоятся в западных банках, а просто систематизировано, показано и перечислено то, чем г-н Путин «пользуется».

Именно это слово и употреблено.

То есть все вот эти дворцы и гостевые дома немыслимой роскоши, эти яхты и самолеты — это такое приложение к президентской должности, бонус такой.

Да, он переходящий, этот бонус. Г-н Путин не заберет с собой как прибавку к пенсии дворец из сотни комнат, где высокие кровати с пуховыми перинами, а перед входом рукотворный пруд с лебедями. Он не прихватит себе на память пару самолетов и хотя бы одну яхту.

Потому что все это вроде бы не его.

Но он уже был президентом два срока и сейчас опять будет неизвестно сколько.

Поэтому все это — его, простите, его.

Ибо это все принадлежит вот этой структуре — президентской администрации и ее подразделениям, которые не торопятся рассказать, почему все самые красивые дворцы принадлежат именно им, как эти дворцы и яхты используются, кто все это оплачивает и почему ничего не меняется при всех разговорах о кризисе и дефиците бюджета.

А любые попытки узнать какие-то подробности наталкиваются на охранников из ФСО, которые говорят, что снимать не велено и что это охраняемый объект.

Доклад Немцова и Мартынюка любопытен не столько обвинением г-на Путина в том, что он на одной яхте плывет, а две другие на берегу под парами стоят.

Совсем нет!

Доклад рождает гораздо более важный вопрос: а сколько вообще яхт нужно главе государства?

Сколько нужно резиденций?

Сколько машин?

Конечно, только наивный будет требовать от г-на Путина, чтобы он летал по стране, как президент Греции Карлос Папульяс, который 28 июня 2012 отправился на саммит Евросоюза в Брюсселе эконом-классом.

И, безусловно, нет смысла агитировать нашего президента, чтобы он, как его коллега, французский президент Франсуа Олланд, не переселялся в президентский дворец, а жил неподалеку от него в трехкомнатной квартире. И чтобы ездил на поезде, потому что, к примеру, поездка Олланда на саммит в Брюссель обошлась французским налогоплательщикам в 5972 евро, в то время как полет в столицу Бельгии на президентском самолете, как это делал до него Николя Саркози, стоил 60 тысяч евро.

По декларации у г-на Путина скромная квартира в Санкт-Петербурге и две старые машины в собственности. Но это дела не меняет — на всю эту роскошь, которой вроде бы президент пользуется, но куда нога его, может быть, и не ступала, стали обращать пристальное внимание.

Люди начали задавать вопросы.

Почему вся эта несметная собственность стоит готовая для одного человека?

Сколько мы платим, чтобы она ждала его появления?

Почему при этом обилии дворцов строятся новые дворцы?

Почему их якобы строят не для администрации, не для г-на Путина, но их охраняет ФСО?

А далее вопросы экономические, порожденные нескромностью власти, перерастают в вопросы политические:

Почему для инаугурации зачищают центр города?

Почему Кремль полностью не открыт для посещений граждан?

Почему для государственных бонз перекрывают движение гражданам?

А из всего этого вытекает главный вопрос: так сколько этим всем будет пользоваться один и тот же человек? И если он построил политическую жизнь в стране так, что может находиться у власти вечно, то не будут ли разговоры о том, что «это не его, а государства», глупой хитростью, потому что государство — это и есть он.

Именно эти политические реалии и делают доклад г-д Немцова и Мартынюка актуальным — там просто показано то, о чем мы не привыкли спрашивать, думая, что так и надо.

Но Ленин в Мавзолее лежал, лежал. И все думали, что так и надо.

Но теперь все спрашивают: не пора ли его оттуда вынести?

Все меняется.


материал:  Матвей Ганапольский

Pavel Belyakov2 September 2012
226
 0.00