News

All news

МИД России о ситуации в Сирии и на сирийско-турецкой границе

21.04.1619:09

Брифинг официального представителя МИД России М.В.Захаровой, Москва, 21 апреля 2016 года

795-21-04-2016

  •  

О развитии ситуации в Сирии

Регулярно информируем и публикуем практически в ежедневном режиме, наши комментарии, относительно ситуации «на земле», а также о ходе переговорного процесса в Женеве и о дискуссиях по многосторонним каналам, которые мы поддерживаем с нашими зарубежными коллегами. Сегодня хотела бы представить актуальную на сегодняшний день информацию.

Напряжение на линиях вооруженного противостояния в Сирии нарастает, особенно к северу и югу от Алеппо, в горах Латакии и к востоку от реки Оронт. Тем не менее, можно констатировать, что режим прекращения боевых действий, который, напомню, был объявлен в этой стране 27 февраля, в целом соблюдается. Этому в немалой степени способствуют усилия Целевой группы по прекращению огня, которая была создана по решению Международной группы поддержки Сирии и ее сопредседателей – России и США, поддерживающих регулярные двусторонние контакты по линии военных. Конечно, поддерживается регулярный контакт и по линии министерств иностранных дел, регулярно проходят телефонные разговоры глав внешнеполитических служб наших стран, о чем мы вас оперативно информируем.

Подтверждаем приверженность российско-американским двусторонним договоренностям и единогласно принятой на их основе резолюции 2268 СБ ООН о прекращении боевых действий в Сирии. Ожидаем столь же серьезного подхода от всех вовлеченных сторон. В нынешних очень непростых условиях важно оставаться на принципиальных и объективных позициях в оценках происходящего и работать на «позитив».

В этом контексте вызывают сожаление поспешные заявления ряда западных СМИ (возможно, не столько журналистов, а тех, кто пытается ими манипулировать и использовать в своих целях) о том, что якобы перемирие в Сирии сорвано или находится «на последнем издыхании». Причем вина за это возлагается исключительно на сирийские правительственные силы.

Что мы имеем в действительности? Мы имеем дело с отчаянной попыткой террористических организаций и террористов сорвать политический процесс. Это очевидно. В политическом процессе людям и организациям, исповедующим террористическую деятельность нет места. Отдохнув и перегруппировавшись, залечив раны, в частности, «Джабхат ан-Нусра» вновь пытается наступать, вовлекая в свою орбиту ряд боевиков, которые, может быть, и не являлись членами этой организации, а иногда и руководство других группировок, таких как «Ахрар аш-Шам», «Джунд аль-Акса», «Джейш аль-Ислам», «Фейлак аш-Шам». Представители «Джабхат ан-Нусры» инициируют создание новых объединений незаконных вооруженных формирований, в частности «Джейш аль-Фустат», создают для них общие штабные структуры и пытаются манипулировать ими. Этот процесс нужен для того, чтобы спрятаться за чужие спины. Джихадисты мимикрируют (об этом недавно говорил на пресс-конференции Министр иностранных дел России С.В.Лавров) и при этом, не оставляя террористической деятельности, продолжают исповедовать принципы терроризма и экстремизма, включая задействование смертников, обстрел жилых кварталов городов, населенных пунктов. Особенно сильно достается курдскому анклаву Шейх Максуд в Алеппо. В связи с активизацией «Джабхат ан-Нусры» и ее союзников сирийская армия вынуждена перебрасывать с востока на запад страны части, задействованные в борьбе с ИГИЛ.

Деструктивную роль занимают и играют власти Турции, которые подливают масло в огонь своими «странными» действиями на сирийско-турецкой границе. СМИ сообщают, что жертвами огня турецких пограничников на территории Сирии становятся безоружные люди, включая женщин и детей, но никак не вооруженные террористы и сторонники ИГИЛ и других подобных группировок, которые свободно перемещаются через границу Турции с Сирией. Об этом я скажу подробнее чуть позже.

Мы не можем рассматривать решение пользующегося поддержкой Анкары т.н. «Высшего комитета по переговорам» о приостановке своего участия в опосредованных межсирийских контактах в Женеве иначе, как намерение солидаризироваться с действиями джихадистов «на земле». По нашим оценкам это угрожает провалом с таким трудом запущенного механизма политического процесса, который проходит под эгидой ООН в Женеве. Это чревато возвращением Сирии к состоянию тотальной вооруженной конфронтации, и это нас не может не беспокоить. Такого рода поведение говорит о том, что данная структура сирийской оппозиции пренебрегает ответственностью перед сирийским народом, используя тактику шантажа и угроз при полном отсутствии конструктивных подходов. Сегодня можно говорить, что тактика предварительных условий мутировала в тактику прямого шантажа.

В очередной раз призываем все международные и региональные силы, имеющие влияние на стороны сирийского конфликта, использовать свой авторитет в интересах политического урегулирования в Сирии, подталкивая сирийцев к компромиссным решениям на основе взаимного согласия, как об этом говорится в документе МГПС и СБ ООН.

Как и прежде, мы будем вас оперативно информировать о ситуации «на земле» в Сирии, о ходе переговоров в Женеве и контактах по линии МГПС.

О действиях Турции по поддержке террористов в Сирии

Турция с молчаливого согласия а, возможно, при поддержке и прямом покровительстве своих союзников и партнеров, продолжает придерживаться линии на дальнейшее расшатывание ситуации в Сирии. Напрямую, иногда завуалировано Анкара содействует экстремистам и террористам, которые обосновались в Сирии и всячески поддерживает их противоправные действия. На различных площадках российская сторона информирует мировую общественность об этих преступлениях.

С начала февраля по линии ООН нами были распространены в качестве официальных документов Совета Безопасности четыре информационных материала, которые разоблачали роль Турции в поддержке террористов на территории Сирии. Это материалы о нелегальной торговле углеводородами с ИГИЛ (S/2016/94 от 01.02.2016 г.), о вербовке и содействии трансграничному перемещению иностранных террористов-боевиков в Сирию и поставках оружия действующих там террористическим группировкам (S/2016/143 от 10.02.2016 г.), о нелегальных поставках оружия и боеприпасов на сирийскую территорию, находящуюся под контролем ИГИЛ (S/2016/262 от 21.03.2016 г.) и о контрабанде предметов антиквариата ИГИЛ (S/2016/298 от 31.03.2016 г.). Они доступны на сайте ООН www.ods.un.org, им присвоены соответствующие номера.

Удивительно, что до сих пор все эти материалы, в которых весьма детально и обстоятельно описаны самые разнообразные и изощренные турецкие «схемы», к сожалению, не привлекли должного внимания мировых СМИ, даже тех, которые известны своими журналистскими расследованиями и чьи корреспонденты представлены и активно работают на Ближнем Востоке, аккредитованы при ООН. Складывается впечатление, что им просто сказали не замечать этих материалов, видимо, «настойчиво рекомендовали» вообще игнорировать данную проблематику.

Хотим еще раз привлечь ваше внимание к этим документам и очень надеемся, что приведенные в них факты вызовут интерес не только у специалистов, журналистов, профессионалов, но благодаря вам станут предметом озабоченности широкой общественности.

О ситуации с мигрантами на сирийско-турецкой границе

Обратили внимание на публикацию в британском издании «The Times» 20 апреля о том, что турецкие пограничники открыли огонь по сирийским беженцам, пересекавшим турецко-сирийскую границу в поисках более безопасного места жительства. В результате были убиты восемь сирийцев, в основном женщины и дети. В издании подчеркивается, что это не первый подобный случай. Трагедия на турецко-сирийской границе стала продолжением ряда происшествий с сирийскими беженцами, которые оказались в поле зрения турецких «стражей порядка». Согласно данным журналистов, за последние четыре месяца жертвами турецких погранслужб стали 16 человек, включая 3 детей. Мы ждем соответствующей реакции Анкары и международного сообщества на приведенные журналистами данные.

Невозможно не видеть то, что творится на турецко-сирийской границе. Мы, как я уже сегодня сказала, приводим не только данные публичных заявлений, но и распространяем их в СБ ООН. Что еще нужно для того, чтобы мировое сообщество обратило внимание и наконец-то начало действовать, чтобы пресечь эту  кошмарную ситуацию, разворачивающуюся на турецко-сирийской границе?

Хотелось бы затронуть еще один аспект. Появившаяся такого рода информация вызывает сомнения в выборе Евросоюзом Турции в качестве принимающей стороны, опорного партнера по решению проблемы с нелегальными мигрантами. Складывается впечатление, что турецкие власти просто разработали собственные методы борьбы с беженцами в рамках недавно заключенного соглашения между Брюсселем и Анкарой, которые отнюдь не новые, но дикие для XXI века, просто физически избавляясь от этой категории людей на подходах к своей территории. Принцип не новый: «нет человека – нет проблемы». Подобные случаи множатся и их становится все больше и больше.

Возможно, руководству Евросоюза и уж тем более специализированным органам не только этого объединения следует более внимательно присмотреться к своему т.н. «надежному» партнеру. Такое впечатление, что пообещав Турции финансовую помощь и безвизовый режим, поманив этим всем, ЕС решил просто «откупиться», поступившись своими принципами и «закрыв глаза» на вопиющие нарушения прав человека в Турции ради снятия напряженности у себя дома. Интересная схема. Если в контексте Турции, вопросов еще не так много, потому что нарушение прав человека – это то, что было характерно для этого государства на протяжении десятилетий, то для ЕС это что-то новое, ведь речь идет о жизнях людей. Речь идет даже не о судьбах, а о жизнях людей, которые не по своей воле отправляются из своего региона в поисках более безопасного места существования. Где же эти права человека, о которых так любят философствовать наши западные коллеги в удобных кабинетах? Причем, они продолжают ставить эту проблематику в ряд первостепенных.

Не успело соглашение заработать в полную силу, как со стороны Анкары в адрес ЕС посыпались угрозы выйти из договоренности, если гражданам Турции не будет немедленно предоставлен безвизовый въезд в страны Европы. Представляете, до какого цинизма мы докатились? На наших глазах для того, чтобы покрыть свои действия, заручиться какими-то бонусами, проводится политика, результатом которой являются жертвы среди женщин и детей. И за это государство просит отменить визовый режим! Напомню, что все это происходит в 2016 г. Все происходящее между ЕС и Турцией, события на турецко-сирийской границе, все, что связано с беженцами, мигрантами, людьми, оказавшимися заложниками геополитических интриг и нарушения Евросоюзом своих собственных обязательств в области прав человека, очень напоминает инновационную работорговлю XXI века.
 

Из ответов на вопросы:

 

Вопрос: Могли бы Вы изложить позицию Российской Федерации относительно французской инициативы по созыву международной конференции по урегулированию палестино-израильского конфликта? Как Вы оцениваете шансы ее созыва?

Ответ: Хотела бы привлечь Ваше внимание к комментарию на эту тему Пресс-секретаря Президента России Д.С.Пескова, который был сделан буквально час-полтора назад.

Нас действительно беспокоит ситуация на треке палестино-израильского урегулирования. К сожалению, можно сказать, что от урегулирования ситуация перешла к долгосрочному и затянувшемуся неурегулированию. Нас тревожит, по большому счету, пугает и, конечно, не устраивает ситуация, имеющая место на этом направлении ближневосточного урегулирования. Очень часто Министр иностранных дел России С.В.Лавров, его заместитель, наши эксперты объясняли, почему страшно в пылу обсуждения сирийского кризиса, ситуации в Ливии, Мали и в регионе вообще забывать о застарелом палестино-израильском конфликте. С нашей точки зрения, его неурегулированность во многом является питательной средой, в том числе для рекрутирования молодежи «под флаги» террористических организаций. Молодежи, особенно из неблагополучных стран и регионов, не нужны глубинные объяснения. Они не будут читать документы, экспертные статьи, им нужен простой, понятный и доходчивый тезис, желательно, состоящий из одного-двух предложений. Этот тезис им предоставляется: «Международным сообществом на основе международного права было обещано два государства, а получилось одно; эта несправедливость требует соответствующих действий, борьбы, и только путем экстремизма и терроризма можно добиться правды, потому что ни посредством международного права или переговоров этого не достичь». Этими двумя-тремя фразами объясняется то, над чем международное сообщество работало десятилетиями. Принято большое количество резолюций, решений «квартета», в двусторонних и многосторонних форматах проходило большое количество переговоров. Молодежи при этом дается два-три предложения, которые абсолютно четко ложатся в сознание и, к сожалению, являются побудительным моментом.

Полагаем, что необходимо вернуть эту тему в активное обсуждение и в поле активных действий. Мы говорим об этом со всеми нашими приезжающими в Москву коллегами,  в том числе с французскими и американскими, со всеми участниками «квартета». Как вы знаете, мы активно и продуктивно работаем в этом формате, осуществляются контакты по этой линии.

Нами приветствуется любая инициатива на этом треке при условии ее конструктивности и способности сдвинуть ситуацию с «мертвой точки». Вопрос в том, способна ли эта инициатива сдвинуть ситуацию с «мертвой точки», в чем она состоит, каков конечный результат, которого хотят добиться наши партнеры? Мы находимся с ними в контакте, пытаемся понять суть этой инициативы. Могу Вас заверить, что мы конструктивны и будем так же воспринимать их предложения. На уровне двусторонних и многосторонних контактов мы открыты к обсуждению различных инициатив на данном направлении.

Вопрос: Сегодня в Москве Премьер-министр Израиля Б.Нетаньяху проводит переговоры с Президентом России В.В.Путиным. В преддверии визита Б.Нетаньяху сделал ряд заявлений, которые были восприняты, в частности, в Дамаске и в некоторых западных столицах как провокационные. Он провел заседание Правительства Израиля на оккупированных территориях Голанских высот, которые принадлежат Сирии, заявив, что эта территория навсегда останется под контролем Израиля, что является нарушением международного права и территориальной целостности САР. Как в Москве относятся к перспективе такой аннексии территории суверенного государства? По информации Канцелярии Премьер-министра, этот вопрос также планируется поднять в ходе сегодняшних переговоров.

Ответ: Переговоры на высшем уровне по традиции комментируют соответствующие пресс-службы. Не вдаваясь в сферу, являющуюся не нашей, хотела бы ответить на часть Вашего вопроса, связанную с российскими оценками и отношением к «выездному заседанию» израильского Кабинета министров на оккупированных Голанских высотах.

Как Вы знаете, российское отношение к статусу Голанских высот хорошо известно и не изменилось за последнее время, поскольку базируется на соответствующей резолюции 242 СБ ООН. В ее преамбульной части, в частности, говорится о «недопустимости приобретения территорий путем войны».

Отвечая на Ваш вопрос, хотела бы также отметить, что российская оценка упомянутого Вами мероприятия, которое прошло на Голанских высотах, в значительной степени совпадает с той, которую ей дал Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун. Мы считаем Голаны оккупированной территорией в результате войны 1967 г., подлежащей освобождению путем переговорного процесса.

 

Вопрос: Саудовская Аравия не раз «вставляла палки в колеса» при решении ключевых международных вопросов. Можно упомянуть переговоры по нефти в Катаре, сирийские переговоры, в которых поддерживаемый Эр-Риядом фланг сирийской оппозиции, как уже говорил С.В.Лавров, подрывает переговорный процесс. Можно ли назвать конструктивной такую политику? Как международное сообществ должно реагировать на такой подход? Ожидаете ли Вы изменения их позиций?

Ответ: Мы не ожидаем изменений, а работаем над тем, чтобы такие политика или подход не доминировали. Исходим из понимания, что у каждой страны есть свои интересы – коренные, сиюминутные, политические, исконные, исторические – и при этом у всех они разные. Многие смотрят на ситуацию со своего «угла». Бесполезно ждать, что позиция измениться сама собой, нужно находить возможности для компромиссов, чем мы и занимаемся. В результате именно такой политики, которая и называется дипломатией и, возможно, кому-то кажется не кардинальной, не быстрой, не сиюминутной, появляется возможность найти решение, которое будет устраивать, если не всех, то большинство, и если не во всем, то по многим пунктам. В частности, на сирийском треке на определенном этапе наш подход был оправдан в том смысле, что, несмотря на даже не разногласия, а противоречия в подходах, стороны сели за стол переговоров, отодвинули на второй план то, что еще вчера казалось необсуждаемым, и приступили к работе.

Абсолютно объективно упомянутая Вами Саудовская Аравия занимала и по многим вопросам продолжает занимать где-то даже радикальную позицию. Мы продолжаем работать с этой страной: осуществляются контакты в двустороннем и многосторонних форматах. Мы работаем не только напрямую с КСА, но и с партнерами, к которым, в том числе, прислушивается Саудовская Аравия. Именно такого подхода мы и будем придерживаться – не ждать, а работать с ними.

Что касается ожиданий, то, конечно, «под лежачий камень вода не течет».

Вопрос: В последнее время участились контакты между российским и иранским руководством. Как Вы считаете, с чем это связано? Насколько отличаются позиции России и Ирана по сирийскому вопросу?

Ответ: Не могу согласиться с тем, что участились контакты между Россией и Ираном. Мне кажется, что они как были, так и продолжают оставаться активными.

Другой вопрос, что у Ирана точно участились контакты с западными коллегами. Все это имеет логическую основу. Наконец к взаимному удовольствию был решен вопрос иранской ядерной программы (ИЯП), были сняты санкции. Это позволило Ирану выстраивать с многими государствами соответствующие экономические, финансовые и иные отношения, которых до этого не было из-за санкций Совета Безопасности ООН или односторонних санкций, по причине которых страны отказывались сотрудничать с этой страной в ряде областей.

Я не соглашусь с Вами, что мы как-то активизировались, или увеличилось количество наших контактов. Проследив за сайтом МИД России, Вы можете понять, что наши отношения всегда развивались в равной степени. За это мы, правда, и получали определенную долю критики, когда нам говорили, что мы чуть ли не поддерживаем «ось зла», находимся «не на той стороне истории», призывали подумать, с кем мы поддерживаем отношения. Сейчас с этой страной поддерживают отношения все, кто еще год назад за это же критиковал нас. Делайте выводы.

Что касается вопроса различий в наших с Ираном подходах по сирийской проблеме, то его следует адресовать экспертам и ученым. Близость же подходов  заключается в  мирном решении, привлечении всех «игроков» и вовлечении их в международный процесс, борьбе с терроризмом, недопустимости влияния на ситуацию, смены режимов и «внешнего моделирования» ситуации в Сирии, бескомпромиссной борьбе с террористами. Это основополагающие вещи, по которым наши позиции сходятся с Ираном, с Китаем и многими другими странами. Конечно, есть нюансы, но это вопрос больше к специалистам-регионоведам.

Вопрос: Отрицаете ли Вы информацию о посещении Москвы на прошлой неделе иранского генерала К.Сулеймани?

Ответ: Я такой информацией не располагаю.

 


Viatcheslav Matuzov21 April 2016
69