News

All news

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова межарабской газете «Аш-Шарк Аль-Аусат», опубликованное 4 октября 2017 года

Министерство иностранных дел Российской Федерации

№ 1862-04-10-2017

04.10.17

Картинки по запросу лавров фото

Вопрос: Что касается визита Хранителя Двух Святынь в Россию, как Вы оцениваете двусторонние российско-саудовские отношения в контексте обсуждения региональных кризисов?

С.В.Лавров: Мы едины в необходимости дальнейшего поступательного развития многоплановых российско-саудовских отношений, в том числе в интересах обеспечения региональной и глобальной стабильности.

Россия и Саудовская Аравия поддерживают доверительный политический диалог, в том числе на высшем и высоком уровнях. В начале сентября состоялся мой рабочий визит в Королевство, в ходе которого был принят Королем Сальманом, провел переговоры с главой МИД А.Аль-Джубейром. Удовлетворен его итогами.

Наращиваем усилия, направленные на активизацию деловой кооперации, гуманитарных связей. Наша общая задача – обеспечить рост и расширение номенклатуры товарооборота, который, по обоюдному мнению, пока не соответствует имеющемуся значительному потенциалу.

Радует, что такая совместная работа начинает давать практическую отдачу. Достигнут ряд важных договоренностей, определены перспективные направления, которым следует уделить приоритетное внимание. Особо отмечу в этой связи плодотворную деятельность двусторонней межправкомиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, а также прямые контакты по линии профильных ведомств и объединений деловых кругов двух стран. Большое внимание уделяем совершенствованию договорно-правовой базы.

Москва и Эр-Рияд участвуют в реализации договоренностей в формате «ОПЕК плюс» по сокращению объемов добываемой в мире нефти. Полагаем важным продолжать координацию усилий с саудовскими партнерами на этом направлении.

Что касается региональных кризисов, то наши государства исходят из безальтернативности их устойчивого долгосрочного решения исключительно политико-дипломатическими методами, через всеохватывающий национальный диалог, на прочной основе международного права.

Эти и другие актуальные вопросы двусторонней и международной повестки дня будут предметно обсуждаться в ходе предстоящего – по приглашению Президента В.В.Путина – визита в Россию Короля Сальмана. Убеждены, что это действительно эпохальное событие в наших отношениях будет способствовать выводу сотрудничества на принципиально новый уровень, внесет полезный вклад в стабилизацию обстановки в регионе БВСА.

Вопрос: Россия является ключевым «игроком» в Сирии. Позвольте спросить Вас, достиг ли сирийский кризис стадии поиска политического решения? В чем оно заключается?

С.В.Лавров: Конфликт в Сирии длится уже не первый год. С самого начала сирийского кризиса Россия настаивала на урегулировании ситуации мирными средствами через широкий межсирийский диалог. Призывали международное сообщество помочь сирийцам положить конец насилию и кровопролитию, не допустить усиления криминальных и террористических элементов.

В свое время Лига арабских государств, а также многие региональные и международные игроки в силу разных причин отказали Президенту Сирии Б.Асаду в легитимности. Тем самым, они фактически узурпировали право сирийского народа самому решать, кто и в какой форме будет править Сирией. Мы с таким подходом в корне не согласны. На различных переговорных площадках всегда выступали в пользу независимости, единства и территориальной целостности Сирийской Арабской Республики, необходимости определения ее судьбы и будущего самими сирийцами исключительно в правовом поле в рамках национального диалога.

На фоне внутриполитического конфликта экстремизм в Сирии принял крайние формы. Весь мир содрогнулся от человеконенавистнической деятельности ИГИЛ, других террористических структур. Угрозы, исходящие от окопавшихся в Сирии террористов, вышли за границы не только этой страны, но и всего региона БВСА.

Россия приняла решение оказать помощь Правительству Сирии по его просьбе, чтобы очистить страну от террористов. При этом последовательно исходим из того, что военная кампания против экстремистов должна идти одновременно с поисками путей политического урегулирования. В этой связи – при параллельном продолжении борьбы с террористическими группировками – наращиваем усилия по прекращению кровопролития, оказанию гуманитарной помощи населению, а также активизации политического процесса, как это предусмотрено резолюцией 2254 СБ ООН.

Рассматриваем международные встречи по Сирии в Астане в качестве важного этапа в преодолении сирийского конфликта. В рамках Астанинского процесса при участии делегации правительства САР, а также представителей отрядов вооруженной оппозиции было закреплено понимание безальтернативности политико-дипломатического урегулирования под эгидой ООН, выражена приверженность поддержанию режима прекращения боевых действий. Кроме того, создан и начал действовать координационный механизм для контроля над его соблюдением, а затем оформлены зоны деэскалации, функционирование которых призвано обеспечить условия для нормализации обстановки, решения острых гуманитарных проблем, возвращения беженцев, в целом сохранения единства Сирии.

Сегодня все вовлеченные стороны должны оставить геополитические расчеты и всемерно способствовать возвращению стабильности и безопасности в Сирию, на Ближний Восток и Север Африки в целом. На повестке дня – восстановление разрушенной за годы конфликта и введенных против Сирии рядом стран односторонних экономических санкций инфраструктуры, содействие ее социально-экономическому и политическому развитию.

Важнейшим направлением работы по преодолению сирийского кризиса остается достижение политического урегулирования на основе резолюции 2254 СБ ООН через всеохватывающий межсирийский диалог. Такое урегулирование призвано закрепить нынешние тенденции «на земле», положить конец вооруженной конфронтации. В этой связи хотел бы отметить востребованность усилий Саудовской Аравии с целью формирования делегации оппозиции, которая могла бы стать достойным договороспособным партнером делегации Правительства САР на переговорах под эгидой ООН в Женеве.

Вопрос: У России хорошие отношения с Турцией и Ираном. Как Москва оценивает роль, которую эти страны играют в Сирии и Ираке?

С.В.Лавров: Россия придает большое значение сотрудничеству с Турцией и Ираном в рамках урегулирования сирийского кризиса и оказания содействия Багдаду в борьбе с террористической угрозой со стороны «Исламского государства».

Исходим из того, что благодаря совместным усилиям России, Турции и Ирана удалось добиться коренного перелома обстановки в Сирии, в значительной степени ликвидировать основные очаги сопротивления «игиловцев», «Джабхат ан-Нусры» и других террористических группировок, обеспечить необходимые условия для предметного и заинтересованного межсирийского диалога по вопросам будущего политического устройства.

Последний пример продуктивного и тесного взаимодействия трех стран – достигнутые в ходе шестой Международной встречи по сирийскому урегулированию в Астане 14-15 сентября договоренности, в том числе по параметрам функционирования зоны деэскалации в Идлибе. Фактически созданы необходимые условия для прекращения братоубийственной войны в Сирии, окончательного уничтожения террористов и возвращения сирийцев к мирной жизни. Предпринимаемые в координации с Анкарой и Тегераном шаги направлены на сохранение и укрепление режима прекращения боевых действий в Сирии, содействие политическому урегулированию конфликта, снижение уровня насилия и кардинальное улучшение гуманитарной ситуации.

Наше практическое сотрудничество на всех уровнях, межведомственные рабочие контакты, проводимые в ежедневном режиме, убедительно свидетельствуют о том, что Турция и Иран играют, в полном смысле этого слова, ключевую роль с точки зрения стабилизации ситуации в Сирии и Ираке. Полагаем, что с учетом сложного и многопланового характера вызовов, с которыми сталкивается Ближний Восток, наращивание внешнеполитического взаимодействия Москвы, Анкары и Тегерана отвечает интересам всех государств региона.

Настроены продолжать углубленный обмен мнениями и плотную, энергичную работу с турецкими и иранскими партнерами, прежде всего, в целях противодействия террористическим структурам в Сирии и Ираке, постепенного оздоровления обстановки на Ближнем Востоке в целом.

Об этом, среди прочего, шла речь в ходе состоявшихся 28 сентября переговоров Президента В.В.Путина со своим турецким коллегой.
В частности, подтверждена готовность следовать достигнутым в Астане договоренностям, продолжать плотное взаимодействие по линии министерств иностранных дел, военных и специальных служб в целях углубления координации совместных действий по урегулированию кризиса в Сирии, решению других региональных проблем.

Вопрос: Несмотря на наличие контактов между США и Российской Федерацией, двусторонние отношения между Вашингтоном и Москвой находятся в упадке. Есть ли у Вас надежда на то, что отношения станут нормальными и почему их уровень понижен?

С.В.Лавров: В том, что российско-американские отношения опустились на нынешний низкий уровень, нет вины России. Это прямое следствие политики администрации Б.Обамы, которая разрушала фундамент сотрудничества, а перед уходом заложила под него мины долгосрочного действия, чтобы осложнить жизнь своим преемникам.

Россия открыта к тому, чтобы вместе с новой администрацией США искать пути оздоровления отношений, опираясь на принципы взаимного уважения и учета интересов друг друга. Пока, к сожалению, двусторонние связи остаются заложником разборок в американском истеблишменте.

Очевидно, что нормализации диалога сильно мешает искусственно нагнетаемая русофобская кампания в США, включая инсинуации о мнимом вмешательстве нашей страны в прошлогодние президентские выборы. Складывается впечатление, что кое-кто в Вашингтоне не хочет соглашаться с волеизъявлением американцев, пытаясь свалить на нас собственные неудачи, беззастенчиво использует российскую карту в политической борьбе.

Мы не поддаемся эмоциям и проявляем сдержанность. Учитываем непростые внутриполитические реалии, в которых приходится работать новой Администрации. Но не можем оставлять без ответа такие агрессивные шаги, как, например, принятие в июле «Акта о противодействии противникам Америки посредством санкций».

Рассчитываем, что здравый смысл в Вашингтоне все-таки возьмет верх и витки конфронтации удастся остановить. Мы к ней точно не стремимся. Понимаем, что Россия и США как крупнейшие ядерные державы несут особую ответственность за общую ситуацию в мире, за поддержание глобальной стабильности и безопасности. В позитиве можно отметить, что в сентябре наши страны возобновили диалог по стратегическим вопросам, замороженный с начала 2014 г.

Потенциал для российско-американского взаимодействия в международных делах велик, но во многом остается нереализованным. Давно уже предлагаем коллегам наладить реальную координацию в контртеррористической сфере, в борьбе с другими опасными вызовами – распространением оружия массового уничтожения, наркотрафиком, киберпреступлениями. Не говоря уже о задаче урегулирования региональных кризисов, которых в мире, к сожалению, не становится меньше.

Есть возможности для реализации взаимовыгодных инициатив в торгово-инвестиционной сфере. Показательно, что американский бизнес дорожит присутствием на нашем рынке, хочет развивать взаимовыгодные проекты с российскими партнерами. Делегация делового сообщества из США, включавшая представителей 140 компаний, стала самой многочисленной на ПМЭФ в июне. Норма прибыли у американского бизнеса в России выше, чем на многих рынках, а условия для работы очень комфортные.

Так что надежда на вывод сотрудничества из нынешнего искусственно созданного тупика есть, но будущее отношений зависит не только от нас, но и от американской стороны.

Вопрос: Как Вы оцениваете деятельность возглавляемой США Международной коалиции по борьбе с ИГИЛ? В чем заключается предел российского участия в войне против ИГИЛ?

С.В.Лавров: Не буду углубляться в детали, но надо начать с того, что коалиция, с точки зрения сирийцев и международного права, – незваный гость в Сирии. И правительство САР проявляет терпение до тех пор, пока действия коалиции направлены на борьбу с террористами на территории этой страны. У нас вызывает озабоченность, и мы об этом говорим открыто, «тактика полумер», взятая на вооружение США и их союзниками. Если применять «двойные стандарты», делить террористов на «плохих» и «не очень плохих», загонять в коалицию по политическим мотивам, забыв про необходимость санкции СБ ООН на свою активность, то об эффективности антитеррора говорить сложно. «Исламское государство» «посыпалось» именно под ударами российских ВКС и под натиском сирийской армии.

В Сирии к ведомым США силам ‑ масса вопросов. То якобы нечаянно ударят по сирийским ВС, после чего игиловцы идут в контратаку, то «науськают» других террористов на стратегически важные пункты, где была восстановлена законная власть официального Дамаска, то против наших военнослужащих устроят смертельно опасные провокации. Отмечу и многочисленные «случайные» попадания по гражданским объектам, влекущие гибель сотен мирных жителей.

Наше участие в борьбе с ИГИЛ нацелено не только на обеспечение национальной безопасности России, но и на укрепление глобальной и региональной стабильности. Одними силовыми методами искоренить терроризм на Ближнем Востоке и Севере Африки не удастся. В этом наше глубокое убеждение. Преимущество нашей политики в том, что она не направлена на извлечение корыстного интереса и не имеет «двойного дна». В связи с этим продолжим наращивать усилия по мирному, политико-дипломатическому урегулированию многочисленных кризисов и конфликтов в регионе. Приглашаем к совместной честной работе всех, кто к этому готов. 

 

http://www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2884689